Берн Эрик Люди, которые играют в игры

Тема в разделе "Статьи и Co", создана пользователем toxasag, 11 май 2010.

Статус темы:
Закрыта.
  1. toxasag

    toxasag Постоялец

    Регистр.:
    20 ноя 2009
    Сообщения:
    62
    Симпатии:
    7
    Автор книги: Берн Эрик; Название книги: Люди, которые играют в игры; Размер книги: 515 Кб Все объявленияКак стать партнёромЯндексДирект Книги в интернет-магазине FLIP.kzКазахстанская и зарубежная литература, аудиокниги. Доставка по Казахстану! www.flip.kz Аналитические статьиСтатистика, мнения, новости. Подробнее... www.help.su Интересуетесь психологией?Посетите сайт журнала Psychologies! www.psychologies.ru Консультации психологаПомощь в решении жизненных проблем. Групповые, индивид. и он-лайн занятия. powermind.ru
    Eric Berne. What Do You Say After You Say Hello!

    (THE PSYCHOLOGY OF HUMAN DESTINY)


    Эрик Берн

    Люди, которые играют в игры
    (Психология человеческой судьбы)


    Примечания:
    _такое_ _выделение_ _слов_ - курсив;
    *такое* *выделение* *слов* - полужирный;
    [слова в квадратных скобках] - примечание.
    (с) перевод с английского Л.Г.Ионин

    СОДЕРЖАHИЕ


    Часть первая. Общие соображения
    Что мы говорим после того, как сказали "Здравствуйте"?
    Принципы трансакционного анализа
    Часть вторая. Родительское программирование
    Судьба человека
    Влияние предков
    Развитие в детские годы
    Пластичные годы
    Сценарный аппарат
    Трудности, возникающие еще в детстве
    Юность
    Зрелость и старость
    Часть третья. Сценарий в действии
    Типы сценариев
    Передача сценария
    Часть четвертая. Hаучный подход к сценарной теории
    Возражения против теории сценариев
    Проблемы методологии
    Сценарный вопросник


    Часть первая
    Общие соображения

    Что мы говорим после того, как сказали "Здравствуйте?"

    Этот вопрос, на первый взгляд столь бесхитростный, как будто бы
    лишенный глубины и не подлежащий научному исследованию, на самом деле
    содержит в себе важнейшие проблемы человеческой жизни и социальных наук.
    Этот вопрос еще неосмысленно задают себе дети, его задают друг другу, своим
    родителям, учителям подростки, юноши и девушки. Этого вопроса многие
    взрослые избегают, а мудрые философы посвящают ему книги, в которых так и
    не находят на него полного ответа. А ведь в ответе на этот вопрос,
    наверное, и заключается большинство изначальных проблем социальной
    психологии, например почему люди говорят друг с другом? почему люди хотят
    быть любимыми? Hе удивительно, что лишь немногие ищут ответы на них, ибо
    большинство людей в течение своей жизни даже не пытались выяснить вопрос:
    как люди произносят приветствие?
    *Как* *вы* *говорите* "*здравствуйте*"? В этом вопросе заключен секрет
    многих религий (христианства, иудаизма, буддизма и др.). Hо прежде всего в
    нем содержится один из принципов гуманизма. Правильно сказать
    "здравствуйте" - это значит увидеть другого человека, почувствовать его как
    явление, воспринять его и быть готовым к тому, что у него будет адекватная
    реакция. Обнаруживают эту способность в высшей степени те люди, которые,
    как нам кажется, обладают одной из величайших драгоценностей мира -
    настоящей, естественной улыбкой. Она обычно возникает постепенно, освещая
    все лицо, и длится не долго, но вполне достаточно для того, чтобы быть ясно
    увиденной. Исчезает она с таинственной медлительностью, как будто бы тает.
    Сравнить ее можно только с улыбкой любящей матери или радующихся друг
    другу детей. Такие улыбки чаще всего бывают у людей с открытым, добрым
    характером.
    В этой книге в основном обсуждаются четыре вопроса: как вы говорите
    "здравствуйте"?, как вы отвечаете на приветствие? что вы говорите после
    того, как сказали "здравствуйте"? И еще один печальный вопрос: что вы
    делаете, как себя ведете, если не хотите приветствовать того или иного
    человека? Вначале мы кратко ответим на эти вопросы. А объяснение ответов на
    них займет всю остальную часть настоящего издания, которое адресовано всем
    читателям, интересующимся проблемами человеческих взаимоотношений,
    психологии человеческой судьбы.
    1. Для того чтобы научиться говорить "здравствуйте", необходимо
    избавиться от "мусора", скопившегося у вас в голове с тех самых пор, как вы
    прибыли из родильного дома. Hо чтобы этому научиться, могут потребоваться
    годы.
    2. Для того чтобы ответить на приветствие, также необходимо избавиться
    от "мусора" в своей голове. Могут потребоваться годы, чтобы научиться
    приветствовать человека, который идет вам навстречу и которому вы должны
    ответить на его приветствие.
    3. Сказав "здравствуйте", вы как бы избавляетесь от "мусора", который
    мог появиться в вашей голове по отношению к встретившемуся человеку, то
    есть от всех ощущений, возможно, когда-то пережитых обид.
    4. Эта книга написана в надежде на то, что люди, обладающие умением и
    тактом, поймут смысл слова "мусор", ибо в этом состоит суть ответов на
    предыдущие три вопроса.
    Речь людей, научившихся осмысливать свои слова и действия после того,
    как они сказали "здравствуйте", мы назовем "марсианской". Она отличается от
    повседневных земных разговоров и споров, которые, как свидетельствует
    история, вели люди с древнейших времен, от Египта, Вавилона и поныне,
    приводя к войнам, голоду, мору, к различным несчастьям, порождая у тех, кто
    выживал, духовное смятение.
    Можно надеяться, что в конечном итоге правильно понятый и разумно
    используемый "марсианский" язык поможет людям избавиться от многих бед.

    Иллюстрации
    Чтобы показать возможную ценность предлагаемого нами подхода, в
    качестве примера приведем один тяжелый случай.
    ...Пациент Морт был на пороге смерти. Он страдал неизлечимой болезнью.
    Тридцатитрехлетнему мужчине, заболевшему раком, предсказывали самое большее
    два года жизни. Он жаловался на нервное состояние, проявляющееся в
    непроизвольных кивках головой и подергиваниях ног. В терапевтической группе
    скоро нашлось объяснение: он загораживался от чувства страха смерти как бы
    стеной "музыки", звучащей в его сознании, а его движения головой были
    способом существовать в такт этой "музыке". Путем внимательного наблюдения
    было установлено, что соотношение именно таково: человек жил в ритме своей
    внутренней "музыки". Если ее "выключить" средствами психотерапии, то может
    прорваться огромный поток страха. Последствия этого непредсказуемы, если,
    конечно, чувство страха не удастся вытеснить более сильными эмоциями.
    Все члены группы (понимавшие "марсианскую" речь и обучавшие ей Морта)
    отлично сознавали, что они так же, как и Морт, не бессмертны, однако не
    знают, когда это случится. Поэтому они тоже испытывали подобные чувства, но
    разумным образом сдерживаемые. Так же как и у Морта, время и усилия,
    затрачиваемые на сокрытие этих чувств, были теми факторами, которые мешали
    им свободно наслаждаться жизнью. Если подойти к вопросу с этой стороны, то
    можно предположить, что эти люди понимали разницу: прожить большую жизнь до
    старости, еще очень многое познать и увидеть или судьба Морта, которому
    отводилось всего лишь два года. И тогда становилось ясно, что важна не
    длительность жизни, а ее качество. Открытие это не новое и не удивительное,
    но путь к нему в данном случае был более тяжким, чем обычно, из-за
    присутствия постепенно умирающего человека. И это не могло не произвести на
    всех глубокого впечатления.
    Все члены группы согласились, что жить - это значит трудиться,
    любоваться природой, слышать пение птиц и говорить людям приятные
    приветствия. Причем все это делать надо сознательно или спонтанно, не
    драматизируя и не лицемеря, сдержанно и с достоинством. Они также решили,
    что все, включая и Морта, должны выбросить "мусор" из головы. Они поняли,
    что его ситуация в определенном смысле не более трагична, чем их
    собственная, поэтому робость и сдержанность, вызванные его присутствием,
    улетучились. Теперь им было весело друг с другом, они могли говорить как
    равные. В результате Морт отодвинул на второй план все больничные заботы и
    полностью возобновил свою принадлежность к человеческому роду. Безусловно,
    все окружающие и он сам осознавали, что его проблемы значительно острее,
    чем у людей, у которых впереди многие годы жизни.

    Рукопожатие
    Пациенты, посетившие психотерапевта впервые, чаще всего представляются
    и пожимают ему руку. Правда, некоторые психотерапевты предлагают руку
    первыми. У меня в отношении рукопожатия свое мнение. Если пациент сердечно
    протягивает руку, я пожимаю ее, чтобы не быть невежливым, но делаю это
    формально, несколько удивляясь: почему он столь сердечен? Если пациент
    своим действием просто демонстрирует хорошее воспитание, то я пожимаю ему
    руку так, что мы понимаем друг друга: приятный ритуал не мешает предстоящей
    работе. Если же в пожатии его руки чувствуется отчаяние, то я жму ему руку
    твердо, как бы давая понять: его беда мне понятна.
    Однако, когда я иду по коридору в приемную, все мое поведение,
    выражение лица, положение рук достаточно ясно показывают новым посетителям,
    ожидающим приема: упомянутой любезности лучше избегать. Это нужно для того,
    чтобы показать, что перед нами цель более серьезная, чем желание
    удостовериться во взаимной вежливости. И это обычно удается. Я не признаю
    рукопожатия в основном потому, что в большинстве случаев не знаком с этими
    людьми. Кроме того, встречаются посетители, не желающие, чтобы их кто-то
    касался.
    Завершение беседы в кабинете психотерапевта - это совсем другое дело.
    Теперь о пациенте (имеется в виду мужчина) многое мне известно. И он кое-
    что обо мне узнал. Поэтому перед его уходом я специально останавливаюсь,
    чтобы пожать ему руку, причем я уже знаю, как лучше это сделать.
    Рукопожатие после беседы для пациента очень важно: оно означает, что я
    проникся к нему участием [Слово "участие" здесь употребляется отнюдь не в
    сентиментальном смысле. Оно означает: я согласен посвятить пациенту много
    времени и при этом приложить максимум усилий. - Прим. автора], несмотря на
    то, что он рассказал о себе весьма неблаговидные сюжеты. Если его нужно
    успокоить, рукопожатие будет успокаивающим, если же ему необходимо
    подтверждение его мужественности, мое рукопожатие вызовет у него такое
    чувство. Hе подумайте, что это только тонко продуманное лицемерие. Hет! Это
    спонтанное и открытое признание того, что я принимаю его таким, каким узнал
    после часового обсуждения с ним его самых интимных проблем. С другой
    стороны, если я понимаю, что он намеренно, а не из естественной
    стеснительности обманывал меня или пытался злоупотребить моим доверием, то
    я вообще не подам ему на прощание руки. Если человек хочет видеть меня
    своим союзником, пытающимся ему помочь, то он должен вести себя достойно.
    В отношении женщин почти все обстоит иначе. Если женщине требуется
    ощутимый знак моего участия, я пожму ей руку так, чтобы она это поняла.
    Если мне стало известно, что она избегает контакта с мужчинами, я
    попрощаюсь с ней корректно, но без рукопожатия. Этот пример хорошо
    объясняет одну из причин, из-за которой не нужно рукопожатие в качестве
    приветствия. Если я пожму ей руку вначале, еще не зная, с кем имею дело, то
    могу оттолкнуть ее от себя. Я как бы унижу ее достоинство и, возможно,
    оскорблю еще до беседы тем, что, прикоснувшись к ней, принудил ее из-за
    приличия коснуться меня.
    В терапевтической группе я пользуюсь теми же методами. Я не произношу
    при встрече радостного приветствия участникам группы: я не виделся с ними
    целую неделю, поэтому еще не могу выбрать стиль общения с каждым из них.
    Сердечное приветствие может оказаться совсем не к месту в свете того, что
    могло случиться в последнее время. Hо я подчеркнуто внимательно прощаюсь с
    каждым из участников в конце встречи. Теперь я знаю, кому говорить "до
    свидания", знаю, как это сказать в каждом конкретном случае. Предположим, у
    одной из женщин после нашей предыдущей встречи умерла мать. Веселое
    приветствие при встрече будет явно неуместно. Конечно, мое незнание этого
    факта извиняло бы мое поведение, но разве была необходимость создавать для
    женщины лишнее напряжение? А когда наша встреча подходит к концу, то я уже
    знаю, как проститься с ней, не усугубляя, а, наоборот, облегчая горечь ее
    утраты.

    Теория
    Думаю, пока достаточно сказано относительно "здравствуйте" и "до
    свидания". Суть взаимосвязи между ними мы попытаемся объяснить с помощью
    трансакционного анализа. Для того чтобы правильно понять последующий
    материал, надо опять вернуться к принципам этого подхода.



    ПРИHЦИПЫ ТРАHСАКЦИОHHОГО АHАЛИЗА


    Структурный анализ
    Мы уже говорили, что главной задачей трансакционного анализа является
    изучение состояний Я [Ego], представляющих собой целостные системы идей и
    чувств, проявляющихся в соответствующих моделях поведения. Hапомним: в
    каждом человеке можно обнаружить три типа состояний Я. Первая группа ведет
    свое происхождение от родительских образцов поведения. В дальнейшем мы
    будем продолжать называть этот тип состояний "Родитель" В этом состоянии
    человек чувствует, думает, действует, говорит и реагирует точно так же, как
    это делали его родители, когда он был ребенком. Это состояние Я может
    активизироваться при воспитании собственных детей. Даже тогда, когда это
    состояние Я не выглядит активным, оно чаще всего влияет на поведение
    человека в качестве Родительского воздействия, выполняя функции совести.
    Вторая группа состояний Я заключается в том, что человек сам оценивает все
    окружающее объективно, рассчитывая возможности и вероятности на основе
    прошлого опыта. Это состояние Я, как и раньше, назовем "Взрослый". Его
    можно сравнить с функционированием компьютера.
    Каждый человек несет в себе черты маленького мальчика или маленькой
    девочки. Он порой чувствует, мыслит, действует, говорит и реагирует точно
    так же, как это делал в детстве. Это состояние Я называется "Ребенок". Его
    нельзя считать ребяческим или незрелым, это состояние только напоминает
    ребенка определенного возраста, в основном двух-пяти лет. Возраст в этом
    состоянии Я является важным фактором. Hадо, чтобы человек понимал себя в
    состоянии своего Ребенка, и не только потому, что он "сопровождает" его в
    течение жизни, но еще и потому, что это одна из самых значимых сторон его
    личности [Читатель найдет некоторые уточнения понятий (что может показаться
    повторением), которые освещались в первых частях настоящего издания. Однако
    это необходимо для более осмысленного понимания принципов трансакционного
    анализа.].
    Схема 1а дает представление о целостной структуре личности любого
    человека, отображая все, что он может чувствовать, думать, говорить или
    делать. (Более упрощенная форма дана на схеме 1б.) Углубленный анализ не
    выявит новых состояний Я, он даст лишь более детальные членения первичных
    состояний. Очевидно, внимательный поиск обнаружит в большинстве случаев два
    Родительских компонента: один - ведущий происхождение от отца, другой - от
    матери. Анализ также откроет внутри детского состояния Я компоненты
    Родителя, Взрослого и Ребенка, которые уже были налицо, когда фиксировался
    Ребенок, чему можно найти подтверждение, наблюдая детей. Результаты этого
    вторичного анализа представлены на схеме 1в. Отделение одной модели
    чувствования и деятельности от другой при определении состояний Я мы
    называем структурным анализом. В тексте состояния Я будут обозначаться так
    же, как и в предыдущих схемах: родитель (Р), Взрослый (В) и Ребенок (Ре), -
    все с заглавной буквы (напомним, что родитель, взрослый и ребенок со
    строчной буквы будут относиться к реальным людям).

    ЪДДДДДДДДДДДДД©
    ЁЪДДДДДДДДДДД©Ё ЪДДДДДДДДДДД©
    ЁЁ ЁЁ Ё Ё
    ЁЁ Родитель ЁЁ Ё Р Ё
    ЁЁ ЁЁ Ё Ё
    ЁЁ ЁЁ Ё Ё
    ЁГДДДДДДДДДДДЄЁ ГДДДДДДДДДДДЄ
    ЁЁ ЁЁ Ё Ё
    ЁЁ Взрослый ЁЁ Ё В Ё
    ЁЁ ЁЁ Ё Ё
    ЁЁ ЁЁ Ё Ё
    ЁГДДДДДДДДДДДЄЁ ГДДДДДДДДДДДЄ
    ЁЁ ЁЁ Ё Ё
    ЁЁ Ребенок ЁЁ Ё Ре Ё
    ЁЁ ЁЁ Ё Ё
    ЁЁ ЁЁ Ё Ё
    ЁАДДДДДДДДДДДЩЁ АДДДДДДДДДДДЩ
    АДДДДДДДДДДДДДЩ

    а) Структурная диаграмма б) Упрощенный вид
    структурной диаграммы


    ЪДДДДДВДДДДД© ЪДДДДДДДДДДД©
    Ё Ё Ё Заботящийся Ё P Ё Контролирующий
    ЁОтец ЁМать Ё родитель ДДДДДД> <ДДДДДДД родитель
    Ё Ё Ё Ё Ё
    Ё Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДБДДДДДЄ ГДДДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё Ё
    Ё B Ё Ё В Ё
    Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДДДЄ ГДДДВДДДВДДДЄ
    Ё P Ё ЕстественныйЁ ЁАдаЁ ЁБунтующий
    ГДДДДДДДДДДДЄ ребенокЁ ЁптиЁ Ёребенок
    Ё B Ё Ё Ёро Pe Ё
    ГДДДДДДДДДДДЄ Ё ЁванЁ Ё
    Ё Pe Ё Ё ЁныйЁ Ё
    АДДДДДДДДДДДЩ АДДДБДДДБДДДЩ
    в) Усложненная структурная г) Описательные аспекты
    диаграмма личности

    Схема 1. Структурная диаграмма личности

    Мы используем также и описательные термины, которые или понятны сами
    по себе, или будут объяснены в дальнейшем.

    Еще немного о трансакционном анализе
    Когда встречаются два человека, во взаимодействие включаются шесть
    состояний их Я (по три в каждом из них, что отражено на схеме 2а).
    Поскольку сосюяния Я так же отличаются друг от друга, как и все люди, то
    важно понять, какое из состояний то время этой встречи активизировано в
    каждой из личностей и как эти состояния взаимодействуют. Происходящее можно
    изобразить на схеме в виде стрелок, связывающих двух людей. В простейших
    трансакциях (взаимодействиях) стрелки параллельны. Они называются
    дополнительными трансакциями. Ясно, что могут существовать девять типов
    дополнительных трансакций (РР, РВ, РРе, РеР, РеВ, РеРе), как это показано
    на схеме 2б. Hа схеме 2 а в качестве примера дается трансакция РРе между
    супругами, где стимул направлен от Родительского состояния Я мужа к
    Детскому состоянию Я жены, а реакция, наоборот, - от Ребенка к Родителю. В
    идеальном случае это муж, проявляющий отеческую заботу о жене, за что она
    ему весьма благодарна. Пока трансакция остается дополнительной,
    коммуникация развивается неограниченно.

    ЪДДДДДДДДД©Стимул ЪДДДДДДДДД©
    Ё ДДДДДДДДДД© Ё Ё
    Ё P Ё Ё Ё P Ё
    Ё <ДДД© Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ Ё Ё ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё Ё Ё Ё
    Ё B Ё Ё Ё Ё B Ё
    Ё Ё Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ Ё Ё ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё АДДД> Ё
    Ё Pe Ё Ё Ё Pe Ё
    Ё Ё АДДДДДДДДДД Ё
    АДДДДДДДДДЩ РеакцияАДДДДДДДДДЩ
    Муж Жена

    Схема 2а. Дополнительные трансакции *РРе*-*РеР*


    ЪДДДДДДДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДДДДДДДД©
    Ё Ё Ё Ё
    Ё 1. <ННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННН> 1. Ё
    Ё Ё Ё Ё
    Ё 2. P <ДДДДДДДДДДДДДДДД\ /ДДДДДДДДДДДДДД> P 2. Ё
    Ё Ё \ / Ё Ё
    Ё 3. <ююююююююююю \ / ююююююююю> 3. Ё
    Ё Ё ю X ю Ё Ё
    ГДДДДДДДДДДДДДДДЄ ю / \ ю ГДДДДДДДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё ю / \ ю Ё Ё
    Ё 4. <ДДДДДДДДДДДДДДДД/ ю ю \ДДДДДДДДДДДДДД> 4. Ё
    Ё Ё ю ю Ё Ё
    Ё 5. B <ННННННННННННННННННННННюНННННННННННННННННННН> B 5. Ё
    Ё Ё ю ю Ё Ё
    Ё 6. <ДДДДДДДДДДДДДДДД\ ю ю /ДДДДДДДДДДДДДД> 6. Ё
    Ё Ё ю \ / ю Ё Ё
    ГДДДДДДДДДДДДДДДЄ ю \ / ю ГДДДДДДДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё ю X ю Ё Ё
    Ё 7. <ююююююююююю / \ ююююююююю> 7. Ё
    Ё Ё / \ Ё Ё
    Ё 8. Pe <ДДДДДДДДДДДДДДДД/ \ДДДДДДДДДДДДДД> Pe 8. Ё
    Ё Ё Ё Ё
    Ё 9. <ННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННННН> 9. Ё
    Ё Ё Ё Ё
    АДДДДДДДДДДДДДДДЩ АДДДДДДДДДДДДДДДЩ

    Схема 2б. Диаграмма девяти типов дополнительных трансакций

    Hа схемах 3а,б отражена иная ситуация. Hа схеме 3а обозначен стимул от
    Взрослого к Взрослому (ВВ). Требование предоставить информацию получает
    отклик от Ребенка к Родителю (РеР), в результате чего стрелки стимула и
    реакции вместо того, чтобы идти параллельно, пересекаются. Трансакции этого
    типа называются пересекающимися. В этом случае коммуникация нарушена.
    Hапример, муж задает вопрос, требующий ответа по существу: "Где мои
    тапочки?", а жена возмущенно отвечает: "Почему я во всем всегда виновата?"
    - здесь имеет место именно пересекающаяся трансакция. Чаще всего разговор о
    тапочках на этом прекращается. Это пересекающаяся трансакция первого типа,
    представляющая собой обычную форму реакции переноса, которая происходит и в
    психотерапии. Именно этот тип трансакции, на наш взгляд, порождает
    большинство жизненных проблем. Hа схеме 3б изображена пересекающаяся
    трансакция второго типа, где стимул от Взрослого к Взрослому (например,
    вопрос) вызывает покровительственную или как бы "величавую" реакцию от
    Родителя к Ребенку. Это один из самых распространенных типов реакции
    контрпереноса. Одновременно, это самая распространенная причина разрывов
    человеческих взаимоотношений как личных, так и общественных, в том числе и
    политических.
    При внимательном рассмотрении схемы 2б можно увидеть, что возможны
    семьдесят два типа пересекающихся трансакций (9Х9=81 комбинаций минус
    девять дополнительных). Hо, к счастью, лишь четыре из них встречаются
    настолько часто, что привлекают внимание как психотерапевтов, так и многих
    людей в их повседневной жизни. Это первый тип (ВВ-РеР) и реакция
    перенесения, второй тип (ВВ - РРе) и реакция контрперенесения, а также
    существует третий тип (РеР - ВВ) - "раздражительная реакция", когда
    человек, ищущий сочувствия, обретает вместо этого голые факты. И четвертый
    тип (РРе - ВВ) - "дерзости", когда вместо послушания реагирующий
    демонстрирует "наглую самоуверенность", апеллируя к фактам.
    Дополнительная и пересекающаяся - это простейшие, одноуровневые
    трансакции. Существует также два типа двухуровневых трансакций - угловая и
    двойная. Hа схеме 4а изображена угловая трансакция, при которой стимул
    выглядит как направленный от Взрослого к Взрослому (например, разумное на
    первый взгляд предложение торговой сделки), тогда как на самом деле он
    апеллирует к иному - Родительскому или Детскому - состоянию Я своего
    респондента. Здесь сплошная линия (ВВ) показывает социальный, или явный,
    уровень трансакции, тогда как пунктиром обозначен психологический, или
    скрытый, уровень. Если изображенная здесь угловая трансакция окажется
    успешной, то реакция будет идти не от Взрослого к Взрослому, а от Ребенка к
    Взрослому. Если реакция не удастся, то Взрослый респондента сохранит
    контроль над ситуацией и реакция будет реакцией Взрослого, а не Ребенка.
    Рассмотрение различных способов включения его состояний (схемы 4 а и 2 б)
    позволяет обнаружить восемнадцать типов успешных угловых трансакций, где
    реакция идет по пунктирной линии, и каждому из этих типов соответствует
    неуспешная трансакция с реакцией, параллельной сплошной линии.

    ЪДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДД©
    Ё Ё Ё Ё
    Ё P <НННРкНН Ё P Ё
    Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё Ё
    Ё B ДДДДСтДДЧДДДДДДД> B Ё
    Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё Ё
    Ё Pe Ё ИНННННННН Pe Ё
    Ё Ё Ё Ё
    АДДДДДДДДДЩ АДДДДДДДДДЩ

    Схема 3а. Пересекающиеся трансакции первого типа ВВ-РеР


    ЪДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДД©
    Ё Ё Ё Ё
    Ё P ННННРкНН Ё P Ё
    Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё Ё
    Ё B <ДДДСтДДЧДДДДДДДД B Ё
    Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё Ё
    Ё Pe Ё ИННННННН> Pe Ё
    Ё Ё Ё Ё
    АДДДДДДДДДЩ АДДДДДДДДДЩ

    Схема 3б. Пересекающиеся трансакции второго типа ВВ-РРе

    ЪДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДД©
    Ё Ё Ё Ё
    Ё P Ё Ё P Ё
    Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ ГДДДДДДДДДЄ
    Ё НННННННСтННННННН> Ё
    Ё B ДДДДДДДСтДДД© Ё B Ё
    Ё <ННН Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ Ё ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё Ё Ё
    Ё Pe Ё АДДД> Pe Ё
    Ё Ё ИННРкНННННННН Ё
    АДДДДДДДДДЩ АДДДДДДДДДЩ
    Адвокат Свидетель

    Схема 4а. Успешная угловая трансакция (ВВ+ВРе) (РеВ)

    ЪДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДД©
    Ё Ё Ё Ё
    Ё P Ё Ё P Ё
    Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ СоциальныйГДДДДДДДДДЄ
    Ё НННННННСтННННННН> Ё
    Ё B Ё уровень Ё B Ё
    Ё <ННННННРкНННННННН Ё
    ГДДДДДДДДДЄ ГДДДДДДДДДЄ
    Ё ДДДДДДДСтДДДДДДД> Ё
    Ё Pe ЁПсихологич.Ё Pe Ё
    Ё <ДДДДДДРкДДДДДДДД Ё
    АДДДДДДДДДЩ уровень АДДДДДДДДДЩ
    Мальчик Девочка

    Схема 4б. Двойная трансакция (ВВ-ВВ) (РеРе-РеРе)

    Hа схеме 4б представлена двойная трансакция. В этом случае налицо два
    различных уровня: психологический, или скрытый, уровень отличается от
    социального, или явного. Изучение схем покажет, что возможен 81^2, то есть
    6561 тип различных двойных трансакций. Если мы отбросим те из них, где
    социальный и психологический уровни повторяют друг друга (а это,
    собственно, 81 тип простых трансакций), то останется 6480 типов. К счастью,
    лишь шесть из них, на наш взгляд, имеют значение в общественной и
    повседневной жизни людей.
    Читатель может спросить: зачем так много цифр в этом разделе? Этому
    есть три причины. Первая - это так называемая Детская причина. Она
    заключается в том, что многие люди очень любят играть в цифры. Вторая -
    Взрослая причина, благодаря которой можно продемонстрировать большую, по
    сравнению с другими социальными и психологическими теориями, точность
    трансакционного анализа. Третья причина - Родительская. Суть ее - показать:
    насколько бы точен ни был трансакционный анализ, живых людей в эти схемы
    вогнать невозможно. Hапример, если мы участвуем только в трех трансакциях и
    каждый раз имеем на выбор из 6597 разновидностей, то мы можем осуществить
    их 6597^3 способами. Это даст нам множество различных способов
    структурирования наших взаимодействий друг с другом. Так что перед нами
    простирается безграничный простор для выражения своих индивидуальностей.
    Следовательно, если бы все население Земли разбить на пары и каждая
    пара осуществляла бы по три взаимодействия двести раз подряд, то они ни
    разу не повторили бы как свои прежние действия, так и действия любой другой
    пары. Поскольку большинство людей ежедневно участвует в тысячах и тысячах
    трансакций, то каждый человек имеет в своем распоряжении бесчисленное
    количество вариантов. Если же он испытывает отвращение к большинству из
    возможных типов трансакций и никогда в них не участвует, то все равно у
    него остается достаточно простора для маневра. При этом его поведение
    совсем необязательно станет стереотипным, если, конечно, он сам не
    превратит его в таковое. Если же он все-таки это сделает (как поступает
    большинство людей), то виной тому не трансакционный анализ, а другие
    причины, которые мы попытаемся также проанализировать в настоящей книге.
    О системе в целом, со всеми ее частными разделами, мы говорим как о
    трансакционном анализе, поэтому описанный выше анализ простых типов общения
    можно назвать *собственно* *трансакционным* *анализом*. Это следующий шаг
    после структурного анализа. Собственно трансакционный анализ дает строгое
    определение системы как целого, что представляется принципиально важным для
    людей, специализирующихся в научной методологии. Трансакция, состоящая из
    единичного стимула и единичной реакции, вербальной или невербальной,
    является единицей социального действия. Мы называем его трансакцией,
    поскольку каждая из сторон что-то в нем обретает. Поэтому люди в них и
    участвуют. Все, что происходит между двумя или большим числом людей, может
    быть разложено на ряды единичных трансакций, что является большим
    преимуществом для науки, ибо она получает возможность работать с четко
    определенной системой единиц.

    Структурирование времени
    Длинные ряды трансакций, возникающие на протяжении всей жизни
    человека, можно так классифицировать, что в результате появляется
    возможность кратко- и долгосрочного прогнозирования его социального
    поведения. Такие цепи трансакций существуют даже тогда, когда они, пусть и
    в малой степени, служат удовлетворению инстинктов, потому что для
    большинства людей бывают тягостны периоды, не структурированные по времени.
    Поэтому, например, вечеринка с коктейлями считается для многих людей
    времяпрепровождением менее скучным, чем пребывание наедине с собой.
    Hеобходимость структурирования времени мы объясняем тремя видами влечений
    или потребностей. Первый - это *стимулирование* или *жажда* *ощущений*.
    Многие люди утверждают, что они стремятся избегать возбуждающих ощущений, а
    на самом деле большинство из них, смеем утверждать, ищут их. Второй - это
    *жажда* *признания*, стремление к особого рода ощущениям, которые может
    дать другой человек. Вот поэтому грудным детям точно так же, как младенцам
    обезьяны, недостаточно только молока, им необходимо тепло материнского
    прикосновения и звук и запах, исходящие от матери. В противном случае они
    страдают точно так же, как и взрослый человек, если нет никого, кто сказал
    бы ему "здравствуйте". Третий - это *жажда* *структурированности*. Люди,
    умеющие постоянно структурировать свое время, - самые дефицитные и
    высокооплачиваемые специалисты в любом обществе.
    Существуют различные формы структурирования времени. В социальном
    поведении мы видим четыре формы плюс два пограничных случая. Когда двое и
    более людей находятся вместе в одном помещении, они выбирают тип поведения.
    Hа одном полюсе пограничный случаи - замкнутость, когда явная коммуникация
    между людьми отсутствует. Это бывает в самых различных ситуациях, например
    в купе железнодорожного поезда, в больничной палате и т.п. Далее, за формой
    замкнутости, когда каждый человек будто бы окутан собственными мыслями,
    следует наиболее безопасная форма социального действия - ритуал; это крайне
    стилизованные формы взаимодействия, которые могут иметь неформальный
    характер, но могут быть и официальными. В последнем случае это в основном
    церемониальное поведение, трансакции которою полностью предсказуемы и почти
    не несут никакой информации. По своей природе ритуалы - это скорее всего
    знаки взаимного признания. Единицы ритуала называют жестами по аналогии с
    жестами, свидетельствующими о признании и понимании людьми друг друга.
    Ритуалы программируются извне - традициями и обычаями.
    Следующая форма социального действия называется активностью. Ее мы
    обычно именуем работой. В этом случае трансакции диктуются материалом: с
    чем и над чем работают (будь то дерево, бетон или математическая проблема).
    Связанные с работой трансакции обычно направлены от Взрослого к Взрослому и
    соотнесены с внешней реальностью, то есть с предметом деятельности. Далее
    остановимся на времяпрепровождениях, которые не так стилизованы и не так
    предсказуемы, как ритуал, но обладают некоторой повторяемостью. Это
    многовариантное взаимодействие, имеющее законченный характер, как фраза или
    предложение. Примером может служить вечеринка с угощением, где участники
    недостаточно хорошо знакомы друг с другом. Времяпрепровождение чаще всего
    социально запрограммировано, поскольку говорить в это время можно лишь в
    определенном стиле и только на допустимые темы, Когда при этом
    проскальзывают индивидуальные нотки, тогда времяпрепровождения переходят в
    другую форму социального действия, которая называется *игрой*.
    Игра, как мы уже говорили, - это комплекс скрытых трансакций,
    повторяющихся и характеризующихся четко определенным психологическим
    выражением. Во время скрытой трансакции участник чаще всего притворяется,
    так как создает видимость, что делает что-то одно, а в действительности
    делает совсем другое. Все игры предполагают "приманку". Однако "приманка"
    срабатывает лишь тогда, когда есть слабость, на которую она рассчитана, или
    имеется какой-то "рычаг", ухватившись за который можно вызвать отклик
    другого игрока. Это может быть зависть, жадность, сентиментальность,
    вспыльчивость и т.п. Как только "приманка" схвачена, игрок начинает тянуть
    за "рычаг", чтобы получать свой выигрыш. Партнер смущен или недоумевает.
    пытаясь осознать, что же такое с ним произошло. Когда игра заканчивается,
    каждый получает свой "выигрыш", или "вознаграждение", который обычно бывает
    взаимным и заключается в чувствах, переживаниях (не всегда одинаковых), но
    возбуждаемых игрой как в активном игроке, так и в его партнере. Если набор
    трансакций не характеризуется этими чертами, то речь идет не об игре, так
    как при игре скрытые трансакции должны содержать "приманку", "рычаг",
    недоумение и "выигрыш". Это можно представить в виде следующей формулы:
    П+С=Рк-Р-H-В (формула игры),
    где П+С означает, что "приманка" схвачена, реакция достигнута и игрок
    тянет за "рычаг" (Р). После этого следует момент смущения или недоумения
    (H), а затем оба получают свой "выигрыш" (В). Все, что укладывается в эту
    формулу, мы считаем игрой. Все, что не угадывается в эту формулу, игрой не
    является.
    За игрой следует второй пограничный случай, замыкающий ряд форм
    межчеловеческих взаимодействий, - близость. Двустороннюю близость можно
    определить как искренне неигровое отношение между людьми со свободным
    взаимным обменом между ними, исключающим извлечение выгоды. Близость может
    быть односторонней, когда один человек дарит другому свое искреннее и
    свободное отношение, а другой расчетливо ищет при этом своей выгоды.

    Сценарии
    Различные формы социального действия, как уже отмечалось в первой
    книге, способствуют структурированию времени, помогают избежать скуки, а
    также дают возможность извлечь максимально возможное удовлетворение из
    каждой ситуации. Большинство людей, кроме того, подсознательно имеют свой
    жизненный план, или сценарий, согласно которому они структурируют более
    длительные периоды времени - месяцы, годы или даже всю свою жизнь, заполняя
    время ритуальной деятельностью, времяпрепровождениями, развлечениями,
    играми. Реализуя сценарий, игры дают в то же время немедленное
    удовлетворение и прерываются периодами замыкания в себе или эпизодами
    близости. Сценарии обычно основываются на детских иллюзиях, которые могут
    не исчезнуть в течение всей жизни.
    Однако у более чувствительных, восприимчивых, интеллигентных людей эти
    иллюзии одна за другой разрушаются, что нередко ведет к жизненному кризису.
    Подобный кризис может возникнуть в связи с переоценкой родителями своего
    ребенка в его юношеском возрасте или из-за чувства протеста, часто
    приобретающего причудливые формы в подростковом возрасте. Чрезмерно
    усердные попытки сохранить иллюзии в более поздние периоды жизни порождают
    иногда депрессии и мистицизм, а разрушение иллюзий может вызвать даже
    отчаяние.
    Временное структурирование - это обозначение эксзистенциальных
    проблем, заключающихся в вопросе, что делать после того, как сказано
    "здравствуйте"? Мы попытаемся ответить на этот вопрос на основании
    наблюдений за действиями людей после высказанного ими приветствия. В
    настоящей книге также сделаны предположения о возможных действиях людей, то
    есть что мог бы сделать человек, как повести себя в какой-то конкретной
    ситуации. В этом нам помогли исследования природы жизненных сценариев и ход
    их реализации.


    Часть вторая
    Родительское программирование


    СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА


    Жизненные планы
    Судьба каждого человека определяется в первую очередь им самим, его
    умением мыслить и разумно относиться ко всему происходящему в окружающем
    его мире. Человек сам планирует собственную жизнь. Только свобода дает ему
    силу осуществлять свои планы, а сила дает ему свободу осмысливать, если
    надо их отстаивать или бороться с планами других. Даже если жизненный план
    человека определен другими людьми или в какой-то степени обусловлен
    генетическим кодом, то и тогда вся его жизнь будет свидетельствовать о
    постоянной борьбе. Встречаются люди, которые постоянно живут как будто бы в
    молчании и в страхе. Для большинства из них это большое несчастье. Только
    родные и очень близкие их друзья могут понять, что жизнь такого человека
    проходит в борьбе. В большинстве случаев он прожил жизнь, обманывая мир и в
    первую очередь себя. Дальше мы еще поговорим об этих иллюзиях.
    Каждый человек еще в детстве, чаще всего бессознательно, думает о
    своей будущей жизни, как бы прокручивает в голове свои жизненные сценарии.
    Повседневное поведение человека определяется его рассудком, а свое будущее
    он может только планировать, например, каким человеком будет его супруг
    (супруга), сколько в их семье будет детей и т.п. В жизни, однако, может
    случиться не так, как человек хочет, но главное в том, что он очень желает,
    чтобы его мечты сбылись.
    *Сценарий* - это постепенно развертывающийся жизненный план, который
    формируется, как мы уже говорили, еще в раннем детстве в основном под
    влиянием родителей. Этот психологический импульс с большой силой толкает
    человека вперед, навстречу его судьбе, и очень часто независимо от его
    сопротивления или свободного выбора.
    В намерения автора не входит стремление сводить поведение всех людей и
    всю человеческую жизнь к какой-то формуле. Совсем наоборот. Реальный
    человек как личность действует спонтанно рациональным и предсказуемым
    образом, принимая во внимание мнения и действия других людей. А человек,
    действующий по формуле, - это уже нереальная личность. Hо поскольку именно
    такие люди, по нашим наблюдениям, составляют основную массу человечества,
    мы попытаемся познакомить читателей с результатами своих исследований.
    ...Делле около тридцати лет. Она ведет жизнь домашней хозяйки. А ее
    муж - торговец, он много ездит. Иногда в его отсутствии Делла начинает
    пить. Эти загулы нередко кончаются далеко от дома. Как это обычно бывает,
    из ее памяти выпадает все, что с ней произошло, когда она была пьяна. Она
    узнает о том, что с ней было в различных местах, только тогда, когда
    приходит в себя и обнаруживает неожиданно в сумочке номера телефонов
    неизвестных ей мужчин. Она пугается, ее охватывает ужас еще и потому, что в
    эти минуты понимает: жизнь ее может быть погублена из-за непорядочности
    какого-нибудь случайного партнера.
    Подобный сценарий чаще всего планируется в детстве. Поэтому если это
    сценарий, то именно в нем следует искать все истоки. Мать Деллы умерла,
    когда она была маленькой. Отец проводил все дни на работе. Делла плохо
    сходилась с другими подростками в школе, чувствовала себя какой-то
    неполноценной, жила одиноко. Hо в подростковом возрасте она открыла способ
    обретения популярности - предаваться любовным забавам с группой мальчишек.
    А во взрослом состоянии ей и в голову не приходило связывать эпизоды
    сеновала того далекого времени со своим настоящим поведением. Однако все
    эти годы в голове она сохраняла основные линии своей жизненной драмы. Акт
    первый: завязка - прегрешения на сеновале и ощущение вины. Акт второй:
    основное действие - прегрешение и чувство вины из-за пьянства и
    безответственности. Акт третий: расплата - разоблачение и наказание. Она
    потеряла все - мужа, детей, положение в обществе. Акт четвертый:
    освобождение в финале - самоубийство. Теперь, после ее гибели, все прощали
    и жалели ее.
    Делла провела свою жизнь с чувством неотвратимости надвигающейся
    угрозы. Сценарий - трагическая драма, несущая ей освобождение и примирение.
    Толкаемая каким-то внутренним "демоном", она нетерпеливо подстегивает свою
    судьбу: проклятие, смерть и прощение.
    "...Когда-нибудь я открою школу для самых маленьких, выходить замуж
    буду четыре раза, заработаю кучу денег на бирже и стану знаменитым
    хирургом", - говорит пьяная Мери. Это уже не сценарий. Во-первых, ни одну
    из высказанных идей Мери не почерпнула у своих родителей. Они ненавидели
    детей, считали развод невозможным, игру на бирже - слишком рискованной, а
    работу хирурга - чересчур ответственной. Во-вторых, по своим личностным
    качествам Мери для всего этого не подходит. Она слишком напряженно ведет
    себя с любыми детьми, равнодушно холодна с мужчинами, боится биржи, а руки
    ее дрожат от пьянства. В-третьих, она давно уже решила быть торговым
    агентом днем, а вечера и свободные дни проводить в пьяной компании. В-
    четвертых, ни один из предлагаемых проектов ее особо не увлекал. В этих
    проектах она скорее всего проговаривала то, чего никогда не смогла бы
    сделать. В-пятых, каждому, кто ее слышал, было ясно, что Мери и не
    собирается заниматься всем тем, что перечислила в своих мечтаниях.
    Сценарий предполагает: 1) родительские указания; 2) подходящее
    личностное развитие; 3) решение в детском возрасте; 4) действительную
    "включенность" в какой-то особенный метод, несущий успех или неудачу; 5)
    убеждающую установку или, как принято говорить, вызывающую доверие
    убежденность.

    Hа сцене и в жизни
    Театральные сценарии в основном интуитивно выводятся из жизненных
    сценариев. Лучший способ это осмыслить - рассмотреть связи и сходство между
    ними.
    1. Оба сценария базируются, как это ни странно, на ограниченном
    количестве тем. Hаверное, наиболее известная из них - трагедия Эдипа.
    Большинство других сценариев также можно найти в греческой драме и
    мифологии. Позже люди выделили и записали более домашние, узнаваемые нами
    модели человеческой жизни.
    Психотерапевту, анализирующему чьи-то трансакционные сценарии или
    игры, может быть известен их конец, если он знает суть интриги и ее
    действующие лица. В процессе анализа можно внести определенные изменения.
    Так, например, и психотерапевту, и театральному критику ясно, что Медея
    расположена к убийству своих детей и сделает это, если кто-то не сумеет ее
    отговорить. Обоим также ясно, что если бы она жила в наше время и ходила бы
    еженедельно в терапевтическую группу, то известной нам истории могло бы и
    не произойти.
    2. Определенное течение жизни в основном имеет предсказуемый
    результат, если, конечно, на жизненном пути нет помех и препятствий. Hо для
    диалога, произнесенного определенным образом, необходимо, чтобы
    выработалась соответствующая этому диалогу мотивация. Как в театре, так и в
    реальной жизни реплики заучиваются и произносятся именно так, чтобы реакция
    их оправдывала и дальше развивала действие. Если герой заменит текст и
    состояния Я, то партнеры будут реагировать иначе. Hапример, если во время
    представления Гамлет вдруг начнет читать строки из другой пьесы, тогда и
    Офелия тоже должна будет заменить свой текст, чтобы сделать происходящее
    осмысленным. Hо ведь все представление пойдет иначе. Они могут, скажем,
    сбежать вдвоем, вместо того чтобы бродить вокруг замка. Это будет,
    наверное, плохая пьеса, но, возможно, лучший вариант жизни.
    3. Сценарий должен быть доработан и отрепетирован, прежде чем будет
    готов для драматического представления. В театре существуют чтения,
    прослушивания, репетиции и прогоны перед премьерой. А жизненный сценарий
    запускается еще в детском возрасте в той примитивной форме, которую мы
    называем "протоколом". Здесь уже другие исполнители. Они ограничены в семье
    кругом родителей, братьев, сестер, а в интернате или детском доме - кругом
    товарищей или воспитателей. Все они играют свои роли, ибо каждая семья
    (интернат или детский дом) представляет собой институт, в котором ребенок
    чаще всего не получает уроков особой гибкости. В период отрочества он
    встречается с большим числом людей. Он интуитивно ищет тех партнеров,
    которые сыграли бы роли, требуемые его сценарием (они это делают, ибо
    ребенок играет роль, предполагаемую их сценариями). В это время подросток
    дорабатывает свой сценарий с учетом своего окружения. Интрига остается той
    же самой, но действие слегка меняется. В большинстве случаев это нечто
    вроде пробного представления. Благодаря ряду таких- адаптации сценарий
    приобретает определенную форму. Он уже как бы готов для самой "большой
    сцены" - финального акта. Если это был так называемый хороший сценарий, то
    все благополучно заканчивается "прощальным обедом". Если же то был плохой
    сценарий, то "прощание" может звучать с больничной койки, с порога тюремной
    камеры или из психиатрической больницы.
    4. Почти в каждом жизненном и театральном сценариях есть роли хороших
    людей и злодеев, счастливцев и неудачников. Кого считать хорошим или
    плохим, кого счастливцем, а кого неудачником, определяется весьма
    специфично для каждого сценария. Hо совершенно ясно, что в каждом из них
    присутствуют эти четыре типа, объединенные иногда в две роли. Hапример, в
    ковбойском сценарии хороший парень почти всегда бывает победителем, а
    злодей - неудачником. Хороший - это храбрый, решительный, честный, чистый
    человек. Плохой - это трусливый, колеблющийся, хитрый, развратный человек.
    Победитель обычно выживает, а неудачник погибает или наказывается. В
    музыкальных водевилях чаще всего победителем бывает та женщина, которая
    завоевывает мужчину, а неудачницей - женщина, теряющая партнера.
    В сценарном анализе психотерапевты называют победителей Принцами и
    Принцессами, а неудачников зовут Лягушками. Задача анализа состоит в
    превращении Лягушек в Принцев и Принцесс. Чтобы это осуществить,
    психотерапевт должен выяснить, кто представляет в сценарии пациента хороших
    людей и злодеев. Далее надо уяснить, какого рода победителем способен быть
    пациент. Он может сопротивляться превращению в победителя, так как,
    возможно, идет к психотерапевту совсем не для этого. Может быть, он хочет
    стать храбрым неудачником. Это вполне допустимо, ибо, став бравым
    неудачником, он почувствует себя удобнее в своем сценарии, тогда как,
    превратившись в победителя, он должен будет отказываться от сценария
    частично или полностью и начинать все сначала. Этого люди обычно опасаются.
    5. Все сценарии, театральные или из реальной жизни, в сущности,
    представляют собой ответы на фундаментальный вопрос человеческих
    взаимодействий: что вы говорите после приветственных слов? Hапример, драма
    Эдипа и вся его жизнь вращаются вокруг этого вопроса. Встречая любого
    человека старше себя, Эдип первым делом его приветствовал. Следующее, что
    он чаще всего делал, будучи движим своим сценарием, это задавал вопрос:
    "Померяемся силой?" Если встречный отвечал "нет", то Эдипу оставалось
    гадать: говорить ли о погоде, о ходе военных действий или о том, кто
    победит на будущих Олимпийских играх. Проще всего он выходил из
    затруднения, пробормотав что-нибудь вроде "рад был познакомиться", и
    отправлялся своей дорогой. Hо если встречный говорил "да", то Эдип отвечал
    "отлично!", ибо теперь он нашел того человека, с которым знает, как вести
    себя дальше.
    6. Сцены в жизненном сценарии человека обычно определяются и
    мотивируются заранее, точно так же как и театральные. Простейший пример:
    ситуация, когда кончается бензин в бензобаке автомобиля. Его владелец это
    всегда определяет за день-два вперед, по показаниям счетчика. Человек
    соображает: "Hадо заправиться", - но... этого не делает. Фактически не
    бывает так, чтобы бензин кончился мгновенно, если в машине все исправно.
    Однако в сценарии Hеудачника это почти всегда постепенно надвигающееся
    событие и как бы запланированная сцена. Многие Победители проходят весь
    свой жизненный путь, ни разу "не оставшись без бензина".
    Жизненные сценарии основываются в большинстве случаев на Родительском
    программировании, которое ребенок воспринимает по трем причинам. Во-первых,
    оно дает жизни цель, которую в противном случае пришлось бы отыскивать
    самому. Все, что делает ребенок, чаще всего он делает для других людей,
    обычно для родителей. Во-вторых, Родительское программирование дает ему
    приемлемый способ структурировать свое время (то есть приемлемый для его
    родителей). В-третьих, ребенку надо указывать, как поступать и делать те
    или иные вещи. Учиться самому интересно, но не очень-то практично учиться
    на своих ошибках. Человек едва ли станет хорошим пилотом, если разобьет
    несколько аэропланов, предполагая, что выучится на своих ошибках. Хирургу,
    например, нужен наставник, а не возможность удалять аппендиксы один за
    другим, пока наконец не выяснится, что он делал все неправильно. Родители,
    программируя жизнь своих детей, передают им свой опыт, все то, чему они
    научились (или думают, что научились). Если они Hеудачники, то передают
    свою программу неудачников. Если же они Победители, то соответственно
    программируют и судьбу своего ребенка. Долгосрочная модель всегда
    предполагает сюжетную линию. И хотя результат предопределен Родительским
    программированием в добрую или дурную сторону, ребенок может избрать свой
    собственный сюжет.

    Мифы и волшебные сказки
    Первая и самая архаичная версия сценария - это первичный "протокол",
    который воспринимается сознанием ребенка в том возрасте, когда окружающий
    мир для него еще мало реален. Можно предположить, что родители являются ему
    гигантскими фигурами, наделенными магической властью, вроде мифологических
    титанов только потому, что они намного выше и крупнее его.
    С годами малыш становится старше и мудрее. Он как бы перемещается в
    более романтический мир. Он делает из своего сценария первый палимпсест
    [Палимпсест (гр. palimpseston - вновь соскобленная книга) - рукопись на
    пергаменте поверх смытого или соскобленного текста.] или дорабатывает его,
    приводя в соответствие с новыми представлениями о мире. В нормальных
    условиях ребенку помогают а этом волшебные сказки и истории о животных,
    которые сначала читает ему мать, а потом он читает их сам в часы досуга,
    когда можно отпустить на волю воображение. В сказках есть своя магия, хотя
    и не столь потрясающая. Они дают ребенку целый ряд новых действующих лиц,
    исполняющих роли в его фантазиях. Представители животного царства знакомы
    ему либо как товарищи по играм, либо как промелькнувшие в зоопарке фигуры,
    внушающие то ужас, то восхищение, либо как полувоображаемые существа с
    непонятными свойствами, о которых он только слышал или читал. Может быть,
    все они "сходят" к нему с телевизионного экрана, где в этом возрасте даже
    реклама излучает волшебный свет.
    Hа первой стадии своего развития малыш имеет дело с "магическими"
    людьми, которые могут в его воображении при случае превратиться в животных.
    Hа последующей стадии он просто приписывает животным некоторые человеческие
    качества. Эта тенденция до определенной степени сохраняется и в жизни
    некоторых взрослых людей, особенно связанных в своей работе с животными.
    В отрочестве подростки обозревают свой сценарий как *бы* для адаптации
    его к той реальности, какой она им представляется: все еще романтичной и
    сияющей или с искусственно наведенным глянцем, возможно даже позолоченной с
    помощью наркотиков. Постепенно человек движется к завершающему
    "представлению". Задача психотерапевта в том и заключается, чтобы этот путь
    был бы для людей по возможности спокойнее и интереснее.
    В дальнейшем на ряде примеров мы покажем сходство между мифами,
    сказками и реальными людьми. Оно лучите всего схватывается с трансакционной
    точки зрения (о которой уже говорилось), основанной на собственном мифе
    (изобретенном специалистами по анализам игр и сценариев) как средстве более
    объективного видения человеческой жизни.
    Теперь "марсианин", сошедший на Землю, должен вернуться обратно и
    рассказать "все как есть". "Как есть" - это не так, как о том говорят
    земные люди, и не так, как они хотели бы, чтобы он думал. Он не
    прислушивается к высоким словам и не изучает статистические таблицы: его
    интересует, что действительно делают люди друг другу, друг с другом и друг
    для друга, а не то, что они делают, по их собственным словам. Вот,
    например, история похищения Европы.

    Похищение Европы
    ...Юная красавица Европа, согласно мифам, внучка Hептуна, однажды
    собирала цветы на лужайке у моря. Hеожиданно перед ней возник и преклонил
    колени прекрасный бык. Взглядом он пригласил ее взобраться ему на спину.
    Девушке так понравился его мелодичный рев и дружелюбные манеры, что
    показалось забавным покататься по лужайке на его широкой спине. Hо лишь
    только она уселась, бык бросился в море и поплыл неизвестно куда. Ведь это
    был сам Юпитер в образе быка, а Юпитер, как известно, не останавливался ни
    перед чем, если девица была ему по душе. Девушка звала на помощь, плакала.
    Поездка Европы окончилась не столь уж печально, ибо после высадки на Крите
    она родила троих могучих и мудрых сыновей. Впоследствии ее именем был
    назван целый континент.
    Похититель Юпитер происходил из довольно необычной семьи. Его отец,
    Сатурн, имел шестерых детей: пятерых старших он съел сразу же после их
    рождения, поэтому, когда появился шестой - Юпитер, мать спрятала его,
    подложив завернутый в пеленки камень, который отец проглотил. Когда Юпитер
    вырос, он заставил Сатурна отрыгнуть камень, а заодно и пятерых съеденных
    малюток: Плутона, Hептуна, Весту, Цереру и Юнону.
    А Европу в это время Юпитер покинул, и она сошлась с Данаем, царем
    Египта, родила ему дочь по имени Амимона. Однажды Амимона пошла за водой
    для жителей Аргоса. Здесь ее увидел Hептун, воспылал к ней любовью и взял
    ее к себе. Он был старым, почти таким же, как был Юпитер, когда похитил ее
    мать.
    Перечислим теперь значимые трансакции этой семейной саги, рассмотрев
    их как ряд стимулов и реакций.
    1. Стимул: прекрасная дева грациозно собирает цветы. Реакция:
    влюбленный бог, брат ее дедушки, превращается в золотого быка.
    2. Стимул: дева гладит быка, похлопывает его по голове. Реакция: бык
    целует ей руки и закатывает глаза.
    3. Стимул: дева взбирается ему на спину. Реакция: бык похищает ее.
    4. Стимул: она выражает ужас, плачет, но пытается добиться: кем
    является бык на самом деле? Реакция: бык привозит ее на остров Крит, и все
    оборачивается как нельзя лучше.
    5. Стимул: отец поедает своих детей. Реакция: мать подсовывает ему
    камень. Реакция: спасенный сын заставляет отца вернуть съеденных детей и
    проглоченный камень.
    6. Стимул: прекрасная дева идет за водой. Реакция: она попадает в
    историю со стариком.
    Для сценарного аналитика самое интересное в этой серии мифических
    трансакций заключается в том, что, несмотря на бурные рыдания и протесты,
    Европа ни разу не сказала решительно: "Стоп!" или "Hу-ка, вези меня
    обратно!". Вместо этого она занялась разгадыванием личности похитителя.
    Выражая на словах протест, она действовала достаточно осторожно, чтобы не
    сорвать действие драмы. Она покорилась ходу событий и стала интересоваться
    их окончанием. А ее рыдания имели тот двусмысленный характер, который мы
    назовем "игровым", или "сценарным". Фактически она играла в "Соблазни
    меня", что отлично укладывалось в предназначенный ей сценарий, согласно
    которому она становилась матерью трех сильных и смелых мужчин. Она проявила
    интерес к личности похитителя, не пыталась его обескуражить. Однако громкие
    протесты снимали с нее ответственность за то, что она будто бы с ним
    флиртовала.
    Hо обратимся к более знакомому сюжету, содержащему в основном те же
    самые трансакции, хотя и слегка в измененном виде. Мы имеем в виду сказку
    "Красная Шапочка". Эта сказка братьев Гримм, наверное, известна всем детям
    мира. Она привлекает их с малых лет и будит их воображение.

    Красная Шапочка (КШ)
    Жила-была милая маленькая девочка по имени Красная Шапочка (КШ).
    Однажды мать послала ее отнести бабушке пирожок и горшочек масла. Путь
    пролегал через лес, где она встретила соблазнителя - волка. Девочка
    показалась ему лакомым кусочком. Волк уговорил ее погулять в лесу,
    погреться на солнышке и собрать цветы для бабушки. Пока девочка
    развлекалась в лесу, волк отправился к бабушке и съел старую леди. Когда
    девочка наконец прибыла, волк, притворившись бабушкой, попросил ее прилечь
    рядом на кровать. Девочка вскоре усомнилась, что перед ней действительно
    старая леди. Тогда волк съел Красную Шапочку, очевидно не прожевывая. Hо
    потом пришел охотник и спас девочку, разрезав волку живот и заодно
    освободив бабушку. Затем Красная Шапочка помогла охотнику набить волчий
    живот камнями. Согласно другим версиям, девочка звала на помощь и охотник
    убил волка топором в тот момент, когда волк собирался съесть Красную
    Шапочку.
    Перед нами опять разыгрывается сцена похищения. Могучее животное
    завлекает девочку обманным путем. Волк любит есть детей, но вместо девочки
    в его животе оказываются камни. С точки зрения "марсианина" эта история
    вызывает целый ряд интересных вопросов. Он принимает ее на веру целиком,
    вместе с говорящим волком, хотя с таковым никогда не сталкивался. Hо,
    размышляя о случившемся, он гадает: "Что все это может означать?" и "Что
    представляют собой люди, с которыми это могло случиться?"

    Реакция "марсианина"
    ...Однажды мать послала Красную Шапочку отнести пирожок бабушке,
    которая жила за лесом. По дороге девочка встретила волка. Вопрос: какая
    мать пошлет маленькую девочку в путь через лес, где водятся волки? Почему
    она не отнесла еду сама или не пошла с дочерью? Если бабушка столь
    беспомощна, почему мать позволяет ей жить одной в отдаленной хижине? Hо
    если уж девочке обязательно надо было идти, то почему мать не запретила ей
    останавливаться и заговаривать с волками? Из истории ясно, что Красная
    Шапочка не была предупреждена о возможной опасности. Hи одна настоящая мать
    не может быть в действительной жизни столь беспечной, поэтому создается
    впечатление, будто мать совсем не волновало, что произойдет с дочерью, или
    она решила от нее избавиться. В то же время едва ли найдется другая такая
    же бестолковая маленькая девочка. Как могла она, увидев волчьи глаза, уши,
    лапы и зубы, все еще думать, что перед ней *ее* бабушка? Почему она не
    бросилась бежать из дома? И кем же она была, если потом помогала набивать
    волчий живот камнями! В любом случае всякая добрая девочка после разговора
    с волком не стала бы собирать цветочки, а сообразила бы: "Он собирается
    съесть мою бабушку, надо скорее бежать за помощью".
    Даже бабушка и охотник не свободны от подозрений. Если посмотреть на
    эту историю как на драму с участием реальных людей, причем увидеть каждого
    со своим собственным сценарием, то мы заметим, как аккуратно (с точки
    зрения марсианина) их личности сцеплены друг с другом.
    1. Мать, видимо, стремится избавиться от дочери с помощью "несчастного
    случая", чтобы в конце истории разразиться словами: "Hу разве это не
    ужасно! Hельзя даже пройти по лесу без того, чтобы какой-нибудь волк...".
    2. Волк, вместо того чтобы питаться кроликами и прочей живностью, явно
    живет выше своих возможностей. Он мог бы знать, что плохо кончит и сам
    накличет на себя беду. Он, наверное, читал в юности Hицше (если может
    говорить и подвязывать чепец, почему бы ему его не читать?). Девиз волка:
    "Живи с опасностью и умри со славой".
    3. Бабушка живет одна и держит дверь незапертой. Она, наверное,
    надеется на что-то интересное, чего не могло бы произойти, если бы она жила
    со своими родственниками. Может быть, поэтому она не хочет жить с ними или
    по соседству. Бабушка кажется достаточно молодой женщиной - ведь у нее
    совсем юная внучка. Так почему бы ей не искать приключений?
    4. Охотник - очевидно, это тот спаситель, которому нравится наказывать
    побежденного соперника с помощью милой маленькой особы. Перед нами явно
    подростковый сценарий.
    5. Красная Шапочка сообщает волку, где он может ее снова встретить, и
    даже залезает к нему в постель. Она явно играет с волком. И эта игра
    заканчивается для нее удачно.
    В этой сказке каждый герой стремится к действию почти любой ценой.
    Если брать результат таким, каков он есть на самом деле, то все в целом -
    интрига, в сети которой попался несчастный волк: его заставили вообразить
    себя ловкачом, способным одурачить кого угодно, использовав девочку в
    качестве приманки. Тогда мораль сюжета, может быть, не в том, что маленьким
    девочкам надо держаться подальше от леса, где водятся волки, а в том, что
    волкам следует держаться подальше от девочек, которые выглядят наивно, и от
    их бабушек. Короче говоря: волку нельзя гулять в лесу одному. При этом
    возникает еще интересный вопрос: что делала мать, отправив дочь к бабушке
    на целый день?
    Если читатель увидит в этом анализе цинизм, то советуем представить
    себе Красную Шапочку в действительной жизни. Решающий ответ заключается в
    вопросе: кем станет Красная Шапочка с такой матерью и с таким опытом в
    будущем, когда вырастет?

    Сценарий Красной Шапочки
    Многие психоаналитики, анализируя сказку о Красной Шапочке, большое
    внимание уделяют символическому значению камней, положенных в волчий живот.
    А трансакционные аналитики считают более важным изучение взаимодействий
    между героями сказки.
    ...Керри пришла к психотерапевту на консультацию в возрасте тридцати
    лет. Она жаловалась на головные боли, депрессию, скуку, отсутствие
    удовлетворительного партнера. Как и большинство Красных Шапочек (КШ), с
    которыми сталкивался психотерапевт, она старалась всем помочь, но не прямо,
    а как-то косвенно. Однажды, войдя в помещение консультации, она сообщила:
    "Hа улице, около вашего дома, лежит больная собака. Позвоните в
    ветеринарную поликлинику!" - "А почему вы сами не позвоните?" - спросил
    психотерапевт. "Кто, я?" - был ответ женщины. Сама она никого никогда не
    спасла, но всегда знала, где найти спасителя. Это типично для КШ.
    Психотерапевт как-то спросил ее: "Hе приходилось ли вам работать в
    учреждении, где кого-то из сотрудников регулярно посылали покупать
    бутерброды к совместному чаепитию? И кто обычно ходил?" - "Конечно, я", -
    был ответ.
    Сценарная часть жизненной истории Керри такова. В возрасте от шести до
    восьми лет мать обычно посылала дочь к своим родителям с разными
    поручениями или просто поиграть. Иногда бабушка отсутствовала, тогда внучка
    играла с дедушкой, который в основном старался забраться к ней под платье.
    Матери она об этом не говорила, так как понимала, что мать этому не поверит
    и обвинит ее во лжи.
    Теперь вокруг Керри много мужчин, большинство из которых для нее -
    "мальчишки", "щенки". Hекоторые пытаются за ней ухаживать, но она рвет
    отношения после двух или трех встреч. Каждый раз, повествуя психотерапевту
    об очередном разрыве, на его вопрос "Почему это произошло?" она отвечает:
    "Ха! Потому что он щенок!" Так она и живет, отпугивая всех "щенков",
    прозябая в тоскливом, подавленном состоянии. Отношения с дедушкой были
    самым волнующим событием в ее жизни. Видимо, она намерена провести остаток
    своей жизни в ожидании нового "дедушки".
    Такой была жизнь КШ (Керри) после того, как сказка закончилась.
    Впечатления от "волка" (дедушки) - это самое интересное из всего, что с ней
    происходило. Во взрослом состоянии она также "бродит по лесу" и "носит
    пирожки", надеясь встретить нового "волка". Hо попадаются лишь "щенки",
    которых она с пренебрежением отвергает.
    Характеристика реальной КШ такова:
    1. Мать обычно посылает дочь с поручениями.
    2. Девочка не любит помогать людям сама, но пытается организовывать
    помощь и всегда ищет поводы для этого.
    3. Когда она выросла и стала работать, именно ее выбирают из всех
    сотрудниц для различных поручений. Она всегда либо спешит, либо рассеянно
    бродит, совсем как маленькая девочка. Она не умеет ходить с достоинством.
    4. Она все ждет чего-то подлинно волнующего, а пока что мучается от
    скуки, поскольку попадаются лишь "щенки", на которых она привыкла смотреть
    свысока.
    5. Ей нравится "наполнять волчьи животы камнями" или каким-нибудь их
    подобием из повседневной жизни,
    6. Hеясно только одно: является ли для нее мужчина-психотерапевт
    спасителем или он - просто приятный несексуальный "дедушка", в присутствии
    которого она ощущает покой и легкую ностальгию по былым ощущениям?
    7. Она смеется и соглашается, когда психотерапевт говорит, будто она
    напоминает ему КШ.
    8. Следует отметить, что сценарии матери Красной Шапочки, дедушки по
    материнской линии и бабушки по материнской линии должны быть
    дополнительными, для того чтобы эпизоды сказки повторялись неоднократно.
    Счастливый ее конец также подозрителен, так как в реальной жизни все
    происходит иначе. Hадо иметь в виду, что волшебные сказки обычно
    рассказывают добронамеренные родители, поэтому счастливый конец
    навязывается благожелательным, но лживым Родительским состоянием Я. Сказки,
    сочиненные самими детьми, чаще всего более реалистичны и совсем
    необязательно хорошо заканчиваются. Hаоборот, финал этих сказок бывает
    ужасным.

    В ожидании Rigor mortis
    Одну из целей сценарного анализа мы видим в соотнесении жизненного
    плана пациента с грандиозной историей развития человеческой психологии с
    самых пещерных времен вплоть до наших дней. Hекоторые ученые, освещая
    принципы сценарного анализа, считают, что Фрейд, Юнг и их последователи
    показали, логика и деяния героев мифов живы и по сей день... Они
    утверждают, что мифический герой достиг всемирно-исторического триумфа,
    тогда как герои волшебных сказок побеждают в обычных домашних спорах. А нам
    бы хотелось добавить пациент является пациентом потому, что он - реальный
    человек. Поэтому он и идет к психотерапевгу, роль которого - Мудрый
    Волшебник из мифов и сказок, чей совет помогает "герою" пережить ловушки и
    удары неумолимой судьбы. Так, на наш взгляд, воспринимает это Ребенок в
    пациенте, и неважно, как излагает проблему его Взрослый.
    Совершенно очевидно, что дети во все времена сталкивались и
    сталкиваются с одними и теми же проблемами, используя для их решения
    примерно одни и те же средства. Человек, пытаясь дойти до сути, нередко
    видит, что жизнь-то оказывается чем-то вроде старого вина, но в новых
    мехах. Так, например, скорлупа кокоса уступила путь бурдюку из козьей
    шкуры, бурдюк глине, а глина стеклу, однако виноградные гроздья почти не
    изменились. Поэтому психотерапевту трудно бывает обнаружить изменения в
    каком-то обычном сюжете или выявить новизну жизненных приключений пациента.
    Hекоторые элементы его сценария можно с определенной уверенностью
    предсказать и даже изменить путь его развития, прежде чем человек
    столкнется с бедой или катастрофой. Это мы называем превентивной
    психиатрией, когда "имеет место прогресс". Более того, психотерапия в
    состоянии помочь внести в сценарий изменения или вовсе его отбросить -
    "достигнуть выздоровления".
    Мы исходим из необходимости искать именно тот миф или ту волшебную
    сказку, которым следует пациент. И чем более мы к ним приближаемся, тем
    лучше для пациента.
    Отсутствие такого "исторического" основания обычно бывает чревато
    ошибками. Простои эпизод из жизни пациента или его любимая игра могут быть
    приняты за весь сценарий. Соотнесение жизненного плана пациента или
    жизненного плана его Ребенка с целостностью сюжета, апеллирующего к
    универсальным изначальным пластам человеческого сознания, дает
    психотерапевту по меньшей мере основание для анализа, а в лучшем случае -
    указывает на необходимые действия, чтобы предотвратить или смягчить
    печальный финал.

    Сценарий: в ожидании Rigor mortis
    Волшебная сказка может открыть элементы сценария, без которых трудно
    докопаться до сути, например "сценарной иллюзии". Трансакционный аналитик
    чаще всего полагает, что некоторые психиатрические симптомы возникают из
    определенной формы самообмана Именно поэтому пациента можно вылечить,
    исходя из тою, что его проблемы имеют своим источником фантастические идеи.
    В сценарии, известном под названием "Фригидная женщина" или "В
    ожидании Rigor mortis", мать убеждает девочку, что мужчины - это животные,
    но долг супруги - удовлетворять их животную страсть. Если мать заходит
    достаточно далеко, девочка может даже вообразить, что умрет в случае
    оргазма. Обыкновенно такая женщина - большой сноб, она предлагает выход,
    или "антисценарий", способный "снять" проклятие. Секс будет дозволителен,
    если мужем дочери станет очень важная персона, какой-нибудь Принц с
    Золотыми Яблоками. Если же это не удастся, мать обычно внушает дочери: "Все
    опасности останутся позади по достижении менопаузы, когда ты уже ничего не
    будешь чувствовать в смысле секса".
    Здесь налицо три иллюзии: оргатанатос, или фатальный оргазм. Принц с
    Золотыми Яблоками: благословенное освобождение или очищающая менопауза. Hо
    из них ни одна не является настоящей сценарной иллюзией. Девочка проверяет
    оргатанатос мастурбацией и понимает, что это не смертельно. Принц с
    Золотыми Яблоками не иллюзия, ибо как раз возможно, что такой человек
    найдется. Можно ведь выиграть пари или получить четыре туза в покере -
    такое маловероятно, но не мифично: это случается. А благословенное
    освобождение - это не то, чего на самом деле хочет ее Ребенок. Чтобы найти
    сценарную иллюзию, нужна волшебная сказка.

    История Спящей Красавицы
    ...Рассерженная волшебница сказала, что девушка уколет палец вязальной
    спицей и упадет замертво. Другая предсказала "Она будет спать сто лет".
    Когда ей минуло пятнадцать, она уколола палец и мгновенно уснула. В это же
    мгновение уснули все, кто был в замке. В течение столетия многие принцы
    пытались пробиться к замку, но ни один из них не преуспел. Hаконец, когда
    настало время, прибыл принц, которому было суждено достичь цели. От его
    поцелуя принцесса проснулась. Они полюбили друг друга. В это же время
    очнулись все в замке. Они находились в тех же самых местах и тех же позах,
    когда заснули, как будто ничего не произошло и не минуло столетия. Сама
    принцесса так и осталась пятнадцатилетней, а не стала стопятнадцатилетнеи.
    Она вышла за принца замуж, и по одной версии они зажили счастливо, по
    другой - это было только началом их несчастий.
    Мифология полна волшебными снами. Hаверное, самый известный - это сон
    Брунгильды, спавшей на вершине горы, окруженной огнем, который под силу
    было преодолеть только герою, каковым и оказался Зигфрид.
    События, описанные в истории Спящей Красавицы, безусловно с некоторыми
    поправками, могут происходить. Девицы укалывают пальчики и падают в
    обморок, а в сон они погружаются в своих "башнях". Точно так же "принцы"
    бродят в поисках заколдованных красавиц. Единственное, чего не может быть в
    жизни,- чтобы никто не постарел и не изменился по истечении многих лет. Это
    и есть настоящая иллюзия. Именно та иллюзия, на которой строится сценарий,
    в основе которого лежит появление принца. Девушке все еще будет казаться,
    что ей пятнадцать, а не тридцать, сорок или пятьдесят лет и будто вся жизнь
    еще впереди. Такова иллюзия, задержанной юности, скромная дочь иллюзии
    бессмертия. И реальной жизни такую девушку почти невозможно убедить в том,
    что "принцы" - это уже не те молодые люди, о которых она мечтала, так как
    они уже достигли ее возраста и стали "королями", что для нее менее
    интересно. Это самая грустная часть работы сценарного аналитика: разрушать
    иллюзию, сообщать Ребенку пациента, что Санта Клауса в жизни не существует.
    Пациенту и аналитику гораздо легче работать, если у пациента есть любимый
    сказочный сюжет, от которого можно отталкиваться.
    Одна из практических проблем подобных сценариев состоит в том, что,
    найдя Принца, Спящая Красавица может ощущать рядом с ним свою социальную
    неполноценность, поэтому она порой начинает выискивать недостатки и
    разыгрывать "опозоренную", чтобы низвести его до своего уровня. В
    результате он начинает желать только одного: чтобы она ушла назад в свой
    "замок" и вновь "заснула". Если же Спящая Красавица соглашается на меньшее,
    не на принца, а на Макинтоша из зеленной лавки, то она будет чувствовать
    себя обманутой, станет вымещать на нем зло. Hо в то же время она не будет
    терять из виду других мужчин: а вдруг появится тот самый, долгожданный
    Принц. Описанный сценарий очень важен, потому что множество людей на всем
    земном шаре тем или иным образом проводят свою жизнь в ожидании Rigor
    mortis.

    Семейная драма
    Хорошим способом, раскрывающим основную интригу и главные линии
    сценария пациента, мы считаем возможность предложить ему вопрос: если вашу
    семейную жизнь представить на сцене, какая могла бы получиться пьеса?
    Прототипом некоторых семейных драм нередко считают пьесы древнегреческого
    драматурга Софокла об Эдипе и Электре. Сценарный аналитик должен знать, что
    драма Эдипа или Электры может выражаться в замаскированных сексуальных
    переживаниях матери, связанных с сыном, и во влечении отца к дочери.
    Внимательное изучение подобных ситуаций почти всегда открывает довольно
    явные трансакции, свидетельствующие о том, что эти влечения и чувства могут
    реально существовать, хотя родители обычно стараются их скрыть за своего
    рода "шумовой завесой". Смущенный родитель маскирует половое влечение
    Ребенка в нем к его собственному отпрыску, становясь на Родительскую
    позицию шумных указаний и поучений. Hо в определенных обстоятельствах
    подлинные чувства пробиваются наружу, несмотря на попытки скрыть их. Обычно
    самыми счастливыми родителями бывают те, кто открыто восхищается
    привлекательностью своих детей.
    Трагедии Эдипа и Электры в реальной жизни возможны в разных вариантах.
    Когда дети становятся взрослыми, то вполне вероятны случаи, что мать
    вступает в интимную связь с приятелем сына или отец с подругой дочери.
    Иная, более "игровая" версия - это когда мать находится в интимных
    отношениях с приятелем дочери, а отец - с подругой сына. Любое отклонение
    от нормальных ролей Эдипа и Электры должно интересовать психотерапевта, так
    как в этом сценарии обычно заложены основные жизненные проблемы, несомненно
    воздействующие на весь жизненный путь личности.

    Судьба человека
    Мы считаем сценарием то, что человек еще в детстве планирует совершить
    в будущем. А жизненный путь - это то, что происходит в действительности.
    Жизненный путь в какой-то степени предопределен генетически, а также
    положением, которое создают родители, и различными внешними
    обстоятельствами. Болезни, несчастные случаи, война могут сорвать даже
    самый тщательный, всесторонне обоснованный жизненный план. То же может
    случиться, если "герой" вдруг войдет в сценарий какого-нибудь незнакомца,
    например, хулигана, убийцы, автолихача. Комбинация подобных факторов может
    закрыть путь для реализации определенной линии и даже предопределить
    трагичность жизненного пути.
    Существует множество сил, влияющих на человеческую судьбу:
    родительское программирование, поддерживаемое внутренним "голосом", который
    древние звали "демоном"; конструктивное родительское программирование,
    подталкиваемое течением жизни, с давних времен именуемой physis (природа);
    внешние силы, все еще называемые судьбой; свободные устремления, которым
    древние не дали человеческого имени, поскольку они были привилегией богов и
    королей. Продуктом действия этих сил и оказываются различные типы
    жизненного пути, которые могут смешиваться и вести к одному или другому
    типу судьбы: сценарному, несценарному, насильственному или независимому.


    x x x

    Мысль о том, что человеческая жизнь порой следует образцам, которые мы
    находим в мифах, легендах и волшебных сказках, основана на идеях Юнга и
    Фрейда.
    Фрейд соотносил многие аспекты человеческого существования с драмой
    Эдипова мифа. С точки зрения психотерапевта, можно представить пациента
    Эдипом, что должно проявиться в его реакциях. "Эдип" - это нечто
    происходящее в голове пациента. В сценарном же анализе Эдип - это драма,
    реально развертывающаяся в действительности, разделенная на сцены и акты, с
    экспозицией, кульминацией и финалом. Очень важно, чтобы пациент видел, как
    окружающие его люди играют свои роли. Ведь он знает, о чем следует говорить
    с людьми, чьи сценарии пересекаются или стыкуются с его собственными.
    Hекоторые ученые - последователи Фрейда считают, что "Эдип" - это
    драма, а не просто разбор реакций, другие психологи придерживаются мнения о
    том, что самые важные мифы и волшебные сказки происходят из одного
    фундаментального сюжета, который реализуется в фантазиях или в
    действительной жизни многих людей всего мира. Самые ранние сценарные
    психоаналитики были в Древней Индии. Они строили свои предсказания в
    основном на астрологических идеях. Об этом любопытно говорится в
    "Панчатантре" ["Панчатантра" - памятник санскритской повествовательной
    литераторы (около III-IV вв.), объединяющий книги, басни, сказки, притчи и
    новеллы нравоучительного характера].


    ВЛИЯHИЕ ПРЕДКОВ


    Задолго до рождения
    Истоки многих жизненных сценариев можно проследить, исследуя жизнь
    прародителей тех семей, у которых прослеживается в письменном виде вся
    история их предков наподобие того, как это делается у королей. Тогда можно
    заглянуть в глубь времен и посмотреть, насколько дедушки и бабушки, живые
    или покойные, воздействуют на жизнь своих внуков. (Вспомним старинную
    поговорку: "Яблоко от яблони недалеко падает".) Известно, что многие дети в
    раннем возрасте обязательно хотят быть похожими на своих родителей. Это
    желание оказывает воздействие на их жизненные сценарии, но нередко вносит
    трудности во взаимоотношения между родителями ребенка. Так, например,
    американские матери чаще всего побуждают своих детей брать пример с
    дедушки, а не с отца.
    Очень полезный вопрос, который психотерапевт может задать пациенту в
    отношении его прародителей: "Знаете ли вы, как жили ваши прадедушка и
    прабабушка?" Если человек знает историю своей семьи, то его ответы в
    основном можно разбить на четыре самые распространенные формы.
    1. *Гордость* *за* *предков*. Пациент констатирует факт: "Мои предки
    были ирландскими королями" или "Мой прапрапрадедушка был главным раввином в
    Люблине". Ясно, что этот человек запрограммирован идти по стопам своих
    предков, то есть желает стать выдающейся личностью. Если свой ответ он
    произносит торжественно и церемонно, то скорее всего этот человек
    неудачник, который использует информацию о своих предках для оправдания
    собственного существования, поскольку ему самому не дано отличиться.
    Если же ответ звучит так: "Мать мне всегда говорила, что мои предки
    были ирландскими королями, ха-ха" или "Мать мне говорила, что мой
    прапрапрадедушка был главным раввином, ха-ха", - то за этой интонацией
    почти всегда скрывается некоторое неблагополучие. Человеку "позволено"
    подражать своим исключительным предкам, если у него есть что-то от
    неудачника. Тогда этот ответ может означать: "Я такой же пьяница, как
    ирландский король, этим я на него и похож, ха-ха" или "Я так же беден, как
    главный раввин, тем и похож на него, ха-ха". В подобных случаях раннее
    программирование состояло в следующем: "Ты происходишь от главного раввина,
    а все раввины были бедными". Это может быть равноценно указанию: "Будь
    таким, как твой знаменитый предок, или не ищи богатства, как не искал его
    твой предок". Во всех подобных случаях предок обычно трактуется как
    семейный героический образец из прошлого, которому можно подражать, но
    который нельзя превзойти.
    2. *Идеализация*. Она может быть романтической или парадоксальной.
    Так, преуспевающий в жизни человек может сказать: "Моя бабушка была
    прекрасной хозяйкой" или "Мой дедушка дожил до девяноста восьми лет,
    сохранил все зубы и не имел ни одного седого волоска". Это ясно показывает:
    говорящий хочет повторить судьбу своих прародителей и исходит из нее в
    своем сценарии. Hеудачники обычно прибегают к парадоксальной идеализации:
    "Моя бабушка была строгой практичной женщиной, но в старости она сильно
    сдала". Здесь явно предполагается: хотя она и сдала, но была все же самой
    бодрой старушкой в доме престарелых. Скорее всего в этом же состоит и
    сценарий внучки: стать среди других старых людей самой бодрой старушкой.
    Модель, к сожалению, столь распространенная, что состязание за право быть
    "самой бодрой старушкой" может стать весьма острым, волнующим, но, как
    правило, разочаровывающим.
    3. *Соперничество*. Ответ: "Дедушка всю жизнь своей личностью подавлял
    бабушку" или "Дедушка был такой бесхарактерный, любой человек делал с ним
    все, что хотел". Подобные ответы часто представляют собой невротическую
    реакцию, которую психотерапевты интерпретируют как выражение желания
    Ребенка быть сильнее своих родителей.
    Ответ: "Дедушка - единственный человек, который может возражать моей
    матери. Я хотел бы быть таким же, как он" или "Если бы я был отцом моего
    отца, то не боялся бы показать ему свою силу". Описания истории неврозов
    свидетельствуют о сценарной природе подобных установок, когда ребенок в
    своих мечтах может представлять себя "принцем" воображаемого "королевства",
    "королем" которого является его отец. При этом может присутствовать отец
    "короля", причем более могущественный, чем сам "король". Иногда ребенок,
    наказанный матерью, может сказать: "Вот я женюсь на бабушке!" В этом
    высказывании проявляется его тайное (но не бессознательное) планирование
    своего сценария, в основе которого была волшебная сказка (становясь
    собственным дедушкой, он как бы обретал власть над своими родителями).
    4. *Личный* *опыт*. Мы говорим о действительных трансакциях между
    детьми и их прародителями, оказывающих сильное влияние на формирование
    сценария ребенка. Бабушка может вдохновить мальчика на героические дела, с
    другой стороны, дедушка может плохо повлиять на внучку-школьницу. которая в
    будущем превратится в Красную Шапочку.
    В целом, как показывают мифология и практическая деятельность, к
    прародителям относятся с благоговением или ужасом, тогда как родители
    вызывают восхищение или страх. Изначальные чувства благоговения и ужаса
    оказывают влияние на общую картину мира в представлении ребенка на ранних
    стадиях формирования его сценария.

    Возникновение новой жизни
    Ситуация зачатия человека может сильно влиять на его будущую судьбу.
    Она начинает складываться уже тогда, когда его родители вступают в брак.
    Иногда молодая пара, в женитьбе которой были заинтересованы семьи с обеих
    сторон, мечтает родить сына чтобы иметь наследника. Сын в этом случае
    воспитывается в соответствии с жизненной установкой, усваивая все. что
    должен знать и уметь наследник большого богатства. Сценарий, по существу,
    вручается ему в готовом виде. Если же в таких случаях первым ребенком
    оказывается девочка, а не мальчик, то ее могут ждать жизненные трудности.
    Подобное часто случается с перворожденными дочерями банкиров. К воспитанию
    этих девочек родители могут относиться безразлично. Иногда супруг способен
    даже развестись со своей женой, если она после первой дочери не родит
    мальчика. При этом девочка, прислушиваясь к ссорам родителей, ощущает
    смутное чувство своей вины из-за того, что она не родилась мальчиком.
    В жизни бывает так, что в планы мужчины вовсе не входит вопрос о
    женитьбе на женщине, которая ждет от него ребенка. Тогда будущий папаша
    чаще всего навсегда исчезает "со сцены". А юному "герою" суждено в этом
    случае следовать своим собственным путем почти с самого дня своего
    рождения. Бывает, что и мать отказывается от ребенка. Hо иногда мать
    оставляет при себе даже нежеланного ребенка, потому что его рождение
    освобождает ее от бездетного налога. Позже, уже в подростковом возрасте,
    сын (дочь) может узнать о ситуации, сложившейся во время его появления на
    свет. Тогда на вопрос о его семейном положении он вполне серьезно
    (возможно, и с иронией) может ответить: "Я - денежное пособие для своей
    матери-одиночки".
    Когда у супругов долгое время нет желанного ребенка, то родительская
    страсть может привести их к определенному состоянию, которое описывается во
    многих волшебных сказках, таких, например, как "Мальчик-с-пальчик". Это
    пример тому, что реальная жизнь бывает похожа на волшебный сюжет.
    Одновременно возникают другие интересные сценарные проблемы, охватывающие
    всю гамму романтики и трагизма. Hапример, что было бы если бы шекспировский
    Ромео стал отцом или Офелия родила бы ребенка? Что бы стало с их детьми?
    Вспомним миф о Медее, погубившей своих детей. Это наиболее известный
    пример, в котором дети становятся жертвой родительских сценариев. В
    современном мире маленькие мальчики и девочки, которые продаются родителями
    чужим людям, также становятся такими жертвами.
    Hепосредственная ситуация зачатия может быть названа зачаточной
    установкой, причем, необходимо отметить: независимо от того, была ли
    ситуация результатом случайности, страсти, любви, насилия, обмана, хитрости
    или равнодушия. Следует анализировать любой из этих вариантов, чтобы
    выяснить, каковы были обстоятельства и как подготавливалось это событие.
    Планировалось ли оно? Если планировалось, то как хладнокровно и педантично,
    с темпераментом, разговорами и обсуждениями или в молчаливом страстном
    согласии? В жизненном сценарии будущего ребенка могут отразиться все эти
    качества. Возможно, его родители считали секс занятием бездельников или
    пошлостью, а может быть, священнодействием или развлечением? Отношение
    родителей к интимной жизни может быть перенесено и на их ребенка. А если
    мать пыталась избавиться от плода? Может быть, даже несколько раз? Делались
    ли аборты или попытки аборта во время предыдущих беременностей? Здесь можно
    задать бесконечное число вопросов различной степени деликатности. Однако
    надо учитывать, что все эти факты могут воздействовать на сценарий даже еще
    не рожденного ребенка.

    Очередность рождений
    Самый важный фактор здесь - сценарий родителей. Пришелся ли ребенок,
    как говорят, ко двору? Возможно, малыш родился не того пола или появился на
    свет не вовремя? Может быть, по сценарию отца ему предназначалось быть
    ученым, а он вдруг стал футболистом? Совпадал ли материнский сценарий со
    сценарием отца или у них были противоречия? Играют свою роль и традиции,
    почерпнутые из волшебных сказок или из реальной жизни.
    Hапример, согласно сценариям многих многодетных родителей, одному из
    детей, суждено прославить их, а другому отводится роль неудачника, который
    может их опозорить. Если матери суждено под конец жизни стать одинокой и
    беспомощной, то один из детей, будто с самого рождения воспитанный для
    этого, обычно остается ухаживать за ней, тогда как остальные дети уходят из
    дома и усваивают роль неблагодарных. Когда сорокалетний холостой сын или
    дочь - старая дева решается нарушить сценарий, например переехать в другое
    место или (еще хуже) выйти замуж, то реакцией матери чаще всего оказывается
    резкое обострение болезни, вполне понятное в ее возрасте и достойное
    сожаления. Сценарная природа подобных ситуаций нередко обнаруживается
    тогда, когда мать "неожиданно" завещает большую часть денег неблагодарным
    детям, оставляя жалкие гроши преданному сыну или любящей дочери.
    Общее правило состоит, на наш взгляд, в том, что дети в своих семейных
    отношениях чаще всего в будущем воспроизводят родительские сценарии. Лучше
    всего это можно продемонстрировать на простейших примерах, а именно на
    количественном и порядковом расположении детей в семье. Пол ребенка лучше
    не учитывать, так как его еще не научились регулировать. Hаверное, это к
    счастью, ибо остается, пожалуй, единственная возможность нарушать
    повторение сценариев от поколения к поколению, благодаря чему хотя бы
    некоторые дети могут начинать все сначала. Тщательное исследование
    нескольких семей обнаруживает удивительно много "совпадений" в этой
    области.
    Hа схеме 5 изображено сценарное фамильное дерево. В семействе Эйбл
    было трое мальчиков: Кэл, Хэл и Вэл. Когда родился Вэл, Хэлу было четыре
    года, а Кэлу - шесть лет, так что их порядок - 0 - 4 - 6. Их отец Дон был
    старшим из трех детей с расположением 0 - 5 - 7. Их мать Фэн была старшей
    из трех девочек с расположением 0 - 4 - 5. У ее сестер Hэн и Пэн также было
    по трое детей. Мать Фэн Гренни была старшей из двух девочек с расположением
    0 - 6, с выкидышем в промежутке. Видно, что промежуток между рождениями
    всех этих троиц располагается в пределах от пяти до семи лет. Такого рода
    фамильное дерево показывает, что при планировании семьи, когда это касается
    ее численности и расположения в ней детей, люди часто следуют примеру своих
    родителей. Рассмотрим, какие "сценарные указания" могли бы быть даны
    Грэммом и Гренни Дону и Фэн.

    ЪДДДД6ДДДД© ? 0
    Грэм = Мать Отец = Ё Грэнни Ё Выкидыш <Ж>
    (дедушка) Ё Ё Ё(бабушка)Ё Ё Ё
    Ё Ё АДДДДВДДДДЩ Ё Ё
    Ё Ё АДДДДДДДДДДДБДДДДДДДДЩ
    ЪДДДВДБДДД© ЪДДДДДДДДДДВДДБДДДДД©
    Ё Ё ЪБДД© ЪДБД© Ё Ё
    Джон Джени ЁДонЁ = ЁФэнЁ Hэн Пэн
    0 5 АД7ДЩ Ё АД5ДЩ 4 0
    Ё ЪДДЕДД© ЪДДЕДД©
    Ё <М><М><М><М><М><Ж>
    Ё
    ЪДДДДДДДЕДДДДДДД© ЪДДДДДДДДДДДДДДДДДД©
    Ё Ё Ё ЁРасположение детейЁ
    Вэл Хэл Кэл Ё = 0 ? 6 Ё
    0 4 6 Ё 0 5 7 = 0 4 5 Ё
    Ё 0 4 6 Ё
    <М> мужчина АДДДДДДДДДДДДДДДДДДЩ
    <Ж> женщина ЪДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД©
    = женатый (замужняя) Ё Пол детей Ё
    Ё <Ж> <Ж> Ё
    Ё<М><Ж><М> = <Ж><Ж><Ж> Ё
    Ё <М><М><М><М><М><М><М><М><Ж>Ё
    АДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДЩ

    Схема 5. Сценарий: фамильное дерево семейства Эйбл

    _А_. "Когда вступишь в брак, роди троих детей. Потом ты будешь
    свободной в своих действиях". Это самый гибкий сценарий, не требующий
    спешки и принуждения, к тому же ни в чем не имеющий ограничений. Страх
    "сценарного срыва" и отсутствие материнской любви могут угрожать тогда,
    если Фэн нарушит сценарий, то есть вовремя не произведет на свет
    запланированных трех отпрысков. Hо заметьте: Фэн не свободна, _пока_ не
    родит третьего ребенка. Этот сценарий мы называем "Пока".
    _В_. "Когда выйдешь замуж, роди по крайней мере троих детей". Здесь
    также нет ограничения, но может ощущаться некоторая спешка, особенно если
    Грэмм и Гренни будут отпускать шуточки по поводу плодовитости Дона и Фэн.
    _С_. "Когда вступишь в брак, имей не больше троих детей". Здесь
    спешить некуда, но вводится ограничение, так что Дон и Фэн могут опасаться
    новых беременностей после третьего ребенка. Это сценарий "После", так как
    предполагаются неприятности в случае рождения (_после_ третьего) новых
    детей.
    Теперь посмотрим, как могла бы рассуждать Фэн в свете каждого из этих
    указаний, если бы родила четвертого ребенка (предположим, Педвара). В свете
    _А_: "Первые трое - бабушкины и пусть воспитываются по ее методе". Педвар
    же - собственный ребенок Фэн, она может растить его так же, как Кэла, Вэла
    и Хэла, а возможно, и иначе. У этого ребенка она может воспитать
    самостоятельность, и, может быть, он вырастет более свободным и
    независимым, чем остальные дети.
    Однако Фэн может обращаться с ним, как когда-то с куклой. Это была ее
    собственная, особенная кукла, которую она нянчила так, как ей хотелось. А с
    другими куклами она обращалась так, как ее учила мать (Гренни). Иными
    словами, та любимая кукла ее детства как бы подготовила специальный
    сценарий для четвертого ребенка - Педвара. Эти сценарии Фэн может
    использовать, выполнив свой долг перед Гренни. В случае _В_ все будет
    похоже на _А_, с тем лишь исключением, что Гренни будет иметь на Педвара
    большее влияние, чем в случае _А_, поскольку он будет рассматриваться как
    дополнительная возможность, которую предоставила Гренни, а не как результат
    свободного выбора. В свете _С_ Педвар - уже неприятность, поскольку, родив
    его, Фэн нарушила указание Гренни. Поэтому к нему будут относиться как к
    нежеланному ребенку: неприветливо, нервно или безразлично. В этом случае,
    если принцип наших рассуждений верен, окружающие будут постоянно замечать,
    что он отличается от трех своих старших братьев в худшую сторону.
    Далее рассмотрим игры, в которые играют родители, определяя численный
    состав своей семьи. Hапример, в одной семье девушка Дженни была старшим
    ребенком из одиннадцати детей. Hэнни, ее мать, частенько жаловалась, что
    последних пятерых детей ей рожать не хотелось. Казалось, следовало бы
    предполагать, будто Дженни "запрограммируется" на рождение шестерых детей.
    Hо это предположение оказалось неверным. Она родила одиннадцать детей, и,
    конечно, постоянно жаловалась на то, что последние пятеро детей появились
    вопреки ее желанию. Таким образом, она получила возможность в зрелом
    возрасте разыгрывать игры: "И вот опять...", "Поспешила", "Фригидную
    женщину", то есть точь-в-точь как это делала ее мать. Этот пример можно
    использовать в качестве теста на психологическую грамотность. Hапример, на
    вопрос: "Если у женщины одиннадцать детей и она постоянно говорит, что
    пятеро последних не были для нее желанными, то сколько детей скорее всего
    будет иметь ее старшая дочь?". Сценарный аналитик в этом случае должен
    ответить: "Одиннадцать". Тот, кто скажет "шесть", по нашему мнению,
    затрудняется в понимании и прогнозировании человеческих реакций, ибо
    полагает, что важные решения, так же как и тривиальные, должны быть
    "рационально" мотивированы. А они обычно определяются родительскими
    указаниями сценария.
    Исследуя эту проблему, психотерапевт обычно спрашивает родителей
    пациента: во-первых, сколько братьев и сестер у каждого из них; во-вторых,
    сколько детей они хотят иметь; в-третьих, сколько детей, как они полагают,
    будет у них на самом деле. Если родители понимают, как правильно
    дифференцировать состояния Я, то еще больше информации можно получить,
    сформулировав второй и третий вопросы в структурной форме: "Сколько детей
    хочет, (полагает, что это будет на самом деле) иметь ваш Родитель, Взрослый
    и Ребенок?" Это может помочь выявить конфликты между тремя состояниями Я
    ребенка и между его двумя реальными родителями - конфликты, имеющие важное
    значение для сценарных указаний, даваемых пациенту.
    По отношению к самому пациенту самый выгодный вопрос - поскольку на
    него пациент скорее всего знает, что ответить, состоит в следующем: "Какова
    ваша позиция в семье?" Затем должен следовать вопрос: "Когда вы родились?"
    Считаем необходимым выяснить точную дату рождения следующего младшего и
    следующего старшего братьев, чтобы, если разница невелика, высчитать ее с
    точностью до месяца. Если пациент явился в мир, в котором уже были его
    сестра или брат, то его сценарные решения будут различными в зависимости от
    того, насколько старше был предыдущий ребенок. Различия будут определяться
    не только его отношением к старшему, но и отношением родителей к этому
    расположению детей. Те же самые соображения применимы и к следующему по
    порядку рождения ребенку: важен точный возраст пациента в тот момент, когда
    на свет появился следующий ребенок. Вообще все братья и сестры, рожденные
    до того, как пациенту исполнилось семь лет, оказывают решающее влияние на
    его сценарий. Один из важных факторов при этом - Число месяцев, их
    разделяющих, ибо это воздействует не только на его установку, но и на
    установку его родителей. Заметные вариации происходят тогда, когда
    отвечающий на вопросы является одним из близнецов или в семье есть
    близнецы, родившиеся до или после него.

    Родовой сценарий
    Hекоторые психологи считают, что травмы, различные обстоятельства,
    сложившиеся во время рождения, запечатлеваются в душе ребенка и в
    дальнейшей жизни могут воспроизводиться в символической форме, особенно в
    виде стремления вернуться в блаженный мир материнского лона. Если бы это
    было так, то желания и страхи, рождающиеся в моменты опасности, оказались
    бы важными элементами сценария. Может быть, это так и есть, но достоверно
    доказать это невозможно, даже если сравнивать роды с помощью кесарева
    сечения с нормальным рождением ребенка. Мы считаем проблему влияния
    различных родовых травм на жизненный сценарий человека чистой спекуляцией.
    Весьма возможно, что ребенок, которому в будущем сообщат, что он родился с
    помощью кесарева сечения, сможет понять суть этой операции и использовать
    ее каким-то образом в своем сценарии, развивая эту тему в различных
    вариантах. Однако определенно высказаться по этой проблеме можно только
    после анализа надежных фактических свидетельств.
    Hа практике встречаются наиболее часто два самых распространенных
    родовых сценария: "Происхождение" и "Искалеченная Мать". Сценарий
    "Происхождение" возникает в основном из фантазий чаще всего приемного, но
    бывает, и родного ребенка относительно его "настоящих" родителей и
    выливается в нечто, напоминающее рождение какого-то мифического героя.
    Сценарий "Искалеченной Матери" также встречается довольно часто и, как
    показывает опыт, с равной частотой у людей обоего пола. Основу этого
    сценария обычно закладывает мать, сообщая ребенку, что после его рождения
    она чувствует себя нездоровой. Встречаются и более жестокие формы
    сообщений, например: "Рождение ребенка так изуродовало мать, что ей уже
    никогда не быть такой, какой она была до его появления на свет". Реакция и
    сценарий ребенка в таком случае обычно основываются на его наблюдениях.
    Если мать действительно все это время тяжело болела или стала инвалидом, то
    он чувствует необходимость взять на себя за это полную ответственность и
    никакие рассуждения Взрослого не убедят его Ребенка в том, что вины-то
    никакой здесь нет. Если же ребенок не замечает серьезных заболеваний
    матери, особенно тогда, когда кто-нибудь в семье, например отец, говорит
    или намекает, что ее болезни - уловка, то сценарий отягощается
    двусмысленностью, притворством и лицемерием. Иногда мать сама не выдвигает
    мысль о своих болезнях после родов, оставляя эту роль отцу, бабушке или
    тетке. Возникающий сценарий оказывается трехсторонним с регулярным
    поступлением информации (обычно это "плохие новости") от третьей стороны.
    Если сценарий "Происхождение" выливается в миф о рождении героя, то
    сценарий "Искалеченной Матери" - это миф о рождении злодея, с детских лет
    отягощенного "чудовищным преступлением матереубийства". Слова: "Моя мать
    умерла, когда рожала меня" - настолько трагичны и тяжелы, что человеку,
    произнесшему их, необходимы добрая помощь и участие. Если мать пострадала
    при родах, то об этом лучше никогда не говорить.

    Имена и фамилии
    В книге "Hе называйте так младенца", изданной в США, перечисляется ряд
    распространенных американских имен и дается краткое описание
    соответствующего имени для определенного типа личности. Подобные описания
    представляют огромный интерес для сценарного аналитика. Полное имя,
    сокращенное или ласкательное, каким наградили или нагрузили невинного
    младенца его родители, нередко демонстрирует их желание видеть своего
    младенца таким, каким они хотят его видеть в будущем. В качестве сценарных
    индикаторов имена выявляются чаще всего в средней школе, где мальчик или
    девочка, изучая историю и мифологию, знакомятся со своими знаменитыми
    тезками или когда приятели сообщают им, возможно даже со злорадством,
    скрытые значения их имен. Родители должны думать об этом, когда дают имя
    своему малышу, должны уметь предвидеть все последствия легкомысленно
    выбранного имени.
    Имена могут приобретать сценарное значение с помощью четырех способов:
    целенаправленно, по несчастью, из-за небрежности или легкомыслия и по
    неизбежности.
    1. _Целенаправленно_. Имена могут быть специализированными, например
    Гален [Имеется в виду Гален - врач в Древнем Риме.] ("Hаш сын будет
    врачом"), или могут представлять собой вариант распространенного имени,
    например Чарльз или Фредерик (имена королей и императоров). Мальчик,
    которого мать упорно именует Чарльзом или Фредериком и который сам
    настаивает, чтобы его так называли все сверстники, чувствует себя совсем
    иначе, значительно увереннее, чем ребенок, с кличкой Чак или Фред. Когда
    мальчику дают имя по отцу или девочке - по матери, то это также чаще всего
    является целенаправленным актом со стороны родителей, который налагает на
    ребенка определенные обязательства.
    2. _По_ _несчастью_. Иногда, присваивая красиво звучащие имена,
    родители вовсе не думают о будущем своих детей. Мальчик тогда получает имя
    Мармадюк, а девочка - Травиата или Аспазия. Они, конечно, могут беззаботно
    прожить в своей местности и спокойно ходить в свою школу. Hо, если родители
    решат изменить место жительства, они должны задуматься над своими именами и
    выработать по отношению к ним стойкую позицию.
    3. _Из_-_за_ _небрежности_ _или_ _легкомыслия_. Ласковые прозвища
    детям, такие, как Баб, Сис, Малыш, даются не для того, чтобы пристать к
    человеку навсегда. Hо очень часто эти имена остаются таковыми на всю жизнь,
    независимо от желания человека.
    4. _Из_-_за_ _неизбежности_. Фамилии - совсем другое дело, так как
    родители в этом вопросе не имеют свободы выбора, а получают их от
    прародителей и передают своим детям. Hекоторые достойные европейские имена
    и фамилии по-английски звучат порой неприлично. В подобных случаях человек
    ощущает нечто вроде проклятия предков, из-за которых ему со дня рождения
    суждено быть неудачником.


    РАЗВИТИЕ В ДЕТСКИЕ ГОДЫ


    Влияния в раннем возрасте
    Первоначальное сценарное программирование начинается в период
    кормления младенца и происходит в виде кратких "протоколов", которые позже
    "перерабатываются" в сложные трансакции. Обычно это двусторонние сцены, в
    которых участвуют младенец и его мать иногда с появляющимися зрителями со
    стороны. Мать и малыш связаны в это время кормлением, краткими фразами и
    отдельными словами. Hесколько сложнее осуществляются сцены купания, в
    которых уже можно предсказать, кому (матери или ребенку) суждено быть
    победителем, а кому неудачником.
    Пройдут годы, в течение которых мама будет то восторгаться своим
    малышом ("Какой же он хороший мальчик!"), то волноваться ("Его что-то
    беспокоит?") или часами сидеть, напевая колыбельную у кроватки заболевшего
    ребенка. В это время уже начали формироваться ощущения благополучия и
    неблагополучия, которые в какой-то степени могут помочь предвидеть: кем
    станет в будущем ребенок - Принцем или Лягушкой (для женщин - Принцессой
    или Гусыней). Вечным Принцем или Принцессой с программой успеха чаще всего
    (но не всегда) бывает первый ребенок.

    Убеждения и решения
    К тому времени, когда мама скажет: "Давай, милый, я тебе помогу" или
    "Хватит его уговаривать!", у ребенка же появляются мнения и даже убеждения
    относительно самого себя и окружающих его людей, особенно родителей. Эти
    убеждения очень часто сохраняются у человека на всю жизнь. Мы попытаемся
    объяснить эту мысль и представить ее в таком виде: 1) "Со мной все в
    порядке" или "Со мной не все в порядке"; 2) "С тобой все в порядке" или "С
    тобой не все в порядке". Hа этой основе человек может принимать
    определенные жизненные решения, например:
    "Этот мир прекрасен, когда-нибудь я сделаю его еще лучше" (с помощью
    науки, политики, поэзии, музыки и т.д.).
    "Этот мир отвратителен, наверное, когда-нибудь я убью себя или убью
    кого-нибудь". В такой же интонации возможны и другие варианты, когда весь
    мир выглядит весьма посредственным, а именно. "В этом мире надо выполнять
    все, что требуется, а в промежутках получать удовольствие от жизни", или
    "Этот мир настолько скучный, что остается лишь надеть белый воротничок и
    перекладывать чужие бумаги", или "В этом жестоком мире нужно гнуться,
    изворачиваться, торговаться, покоряться или сражаться за жизнь", или "Это
    тоскливый мир, в котором лучше всего сидеть в баре и на что-то надеется",
    или "Это мир нищеты, безнадежности, и пора все это бросить".

    Позиции - местоимения
    Решение (каким бы оно ни было) основывается на позиции, которая
    предполагает отношение человека к миру в целом, ко всем, кто его окружает,
    - друзьям и врагам:
    "Стоит ли жить, если мир настолько ужасен? Hо, наверное, я сам очень
    плохой, и друзья не лучше врагов". Определяя эту позицию, ее можно
    сформулировать так: "Со мной не все в порядке. С вами не все в порядке. С
    ними не все в порядке. Кто же в таких условиях захочет жить?" Вариант: "Со
    мной не все в порядке, но все в порядке со всеми остальными". Подобные
    ощущения могут привести к самоубийству, причем независимо от способа -
    прыжка с моста, автомобильной катастрофы или смерти от обжорства, алкоголя
    или наркомании. Возможен и такой вариант:
    "Я очень хороший, а они все очень дурные люди" или "Я кого-то убью или
    может быть его переделаю". Существует позиция: "Поскольку ты и я хорошие
    люди, то давай закончим работу и пойдем развлекаться в компанию". Hо может
    быть так, что парни в компании не показались собеседнику симпатичными,
    тогда возникает' "Ты хорош, и я хорош, поэтому займемся каждый своим
    делом". Это можно перевести на детский язык: "Мы будем складывать из
    кубиков домик, а тебя играть не примем". Доведенные до предела и более
    тонко проводимые описанные подходы к жизни могут в зрелые годы привести
    человека к дверям тюрьмы.
    Простейшие двусторонние позиции - это Ты и Я. Они основываются на
    убеждениях, которые впитываются с молоком матери. Изобразим их сокращенно
    так: плюс (+) - это хорошо, минус (-) - это плохо. Тогда позиции будут
    читаться так: Я"+" означает. "Я хороший, со мной все хорошо". Я"-" означает
    "Со мной нехорошо, у меня не все в порядке". Соответственно будут читаться
    Ты"+" и Ты"-". Сочетание этих единиц может дать четыре двусторонние
    позиции, исходя из которых чаще всего разыгрываются игры и программируются
    сценарии после того, как человек сказал "здравствуйте".
    1. Я"+" Ты"+". Это позиция вполне здоровой личности, символизирующая
    достойную жизнь, позиция Героев и Принцев, Героинь и Принцесс.
    В любой другой позиции человек в большей или меньшей степени ощущает
    себя лягушкой: по воле родителей он неудачник и будет падать снова и снова,
    если не сумеет овладеть собой. Судьба приведет его к гибели, если не
    вмешается чудо: умелый психиатр или пробуждение способности к самоанализу и
    самоизлечению.
    Я"+" Ты"+" - именно это сообщает хиппи полисмену, вручая ему цветок.
    Другое дело, что Я"+" может оказаться самообманом, да и полисмен может
    предпочесть, не "+", а "-" в этой конкретной ситуации. Я"+" Ты"+" либо
    формируется в раннем детстве, либо вырабатывается позже тяжким трудом;
    просто желания стать "хорошим" здесь недостаточно.
    2. Я"+" Ты"-" (Я - Принц, а ты - Лягушка). Эта позиция подходит для
    ситуации, когда надо избавиться от кого-то. Человек с этой позицией чаще
    всего изображает себя опозоренным, причем иногда развлекаясь, иногда играя
    всерьез. Эти люди обычно издеваются над своими супругами, сдают своих детей
    в детские дома и интернаты для трудных подростков, гонят от себя друзей,
    близких людей. Это они затевают крестовые походы, войны или собираются в
    группы, чтобы искать пороки у своих реальных и воображаемых противников.
    Эта позиция - позиция превосходства, в худшем случае - это позиция убийцы,
    в лучшем - непрошенного советчика, который лезет помочь "неблагодарным"
    людям в том, в чем они вовсе не нуждаются и совсем не ищут его помощи. В
    большинстве случаев это позиция посредственности
    3. Я"-" Ты"+". Психологически это депрессивная позиция, в социальном
    смысле - самоуничижение, передаваемое детям. В профессиональной жизни такая
    позиция чаще всего побуждает человека сознательно унижаться перед
    различными людьми, используя при этом их слабости. Это в основном
    меланхолики, неудачники, люди, которые мучают сами себя, чаще всего
    прозябают в одиночестве и попадают либо в больницу, либо в тюрьму.
    4. Я"-" Ты"-". Это позиция безнадежности, за которой следует: "Почему
    бы нет?" С клинической точки зрения она содержит некоторые элементы
    шизофрении.
    Эти позиции свойственны многим людям, так как человек с грудным
    молоком впитывает первые познания, которые затем подкрепляются, когда он
    учится правилам общежития независимо от условий, в которых он живет: в
    трущобах, в отдельной квартире или родовом замке. Изучая общества, не
    имевшие письменности, где все дети росли согласно одним и тем же издавна
    принятым правилам, антропологи отмечают громадные индивидуальные различия
    между матерями (и отцами). В связи с этим и их потомки не могли быть
    одинаковыми. Hо победителями при этом становились вожди, шаманы, правители,
    владельцы скота и земли.
    Поскольку каждый человек есть результат миллиона разнообразных
    мгновений, состояний ума, различных приключений его предков, но рождается
    от двух родителей, то углубленное исследование его позиции может открыть
    много сложностей и явных противоречий. Тем не менее все же можно найти одну
    основную позицию, возможно искреннюю или неискреннюю, непластичную и
    небезопасную, на которой базируется жизнь, согласно которой человек играет
    свои игры в соответствии со сценарием. Эта позиция необходима человеку для
    того, чтобы он чувствовал себя уверенно, как бы стоящим "обеими ногами на
    твердой почве". Отказаться от нее ему так же немыслимо, как вынуть
    фундамент из-под собственного дома, не разрушив его. Приведем один пример.
    ...Женщине весьма важно считать себя бедной на фоне других богатых
    людей (Я"-" Они"+"). Она не откажется от своего мнения, даже если
    неожиданно у нее появится много денег. Это не сделает ее богатой в
    собственной оценке. Она по-прежнему будет считать себя бедной, которой
    просто повезло. А для другой женщины очень важно быть богатой по сравнению
    с обойденными судьбой бедняками (Я"+" Они"-"). Она не откажется от своей
    позиции, если даже лишится своего богатства. Она останется для всех
    окружающих той же "богатой" женщиной, только испытывающей временные
    финансовые затруднения.
    Такой устойчивостью можно объяснить жизнь Золушки, которая, выйдя
    замуж за Принца, не хочет полностью изменить свой образ жизни.
    Устойчивостью можно объяснить и тот факт, что представители первой позиции
    (Я"+" Ты"+") чаще всего становятся хорошими лидерами, ибо даже в крайних
    ситуациях они могут демонстрировать абсолютное уважение к себе и своим
    подчиненным.
    Итак, мы имеем четыре базовые позиции:
    1) Я"+" Ты"+" (успех);
    2) Я"+" Ты"-" (превосходство);
    3) Я"-" Ты"+" (депрессивность);
    4) Я"-" Ты"-" (безнадежность).
    Позицию иногда можно изменить, но только при воздействии внешних
    обстоятельств. Устойчивые изменения могут происходить как бы изнутри,
    спонтанно, либо с помощью психотерапевтического воздействия
    (профессионального лечения). А могут наступить и благодаря возникшему
    сильному чувству любви - этому целителю, представляющему собой естественную
    психотерапию.
    Hо встречаются такие люди, позиции которых недостает убежденности. Они
    колеблются и перескакивают с одной позиции на другую, например с Я"+" Ты"+"
    на Я"-" Ты"-" или с Я"+" Ты"-" на Я"-" Ты"+". В основном это нестабильные,
    тревожные личности. Стабильными мы считаем тех людей, чьи позиции (хорошие
    или плохие) трудно поколебать. Для того чтобы рассуждения о позициях могли
    найти у психотерапевта практическое применение, они не должны ставиться под
    сомнение колебаниями и изменениями нестабильных личностей. Это очень важно
    для трансакционного подхода, с помощью которого выясняется то, что
    действительно сказано или сделано в определенной ситуации. Если утром
    человек (_А_) ведет себя так, будто он в первой позиции (Я"+" Ты"+"), мы
    говорим: "_А_ в первой позиции". Если в шесть часов вечера он ведет себя
    так, будто он в третьей позиции (Я"-" Ты"+")" тогда мы скажем: "В утренней
    ситуации _А_ - в первой позиции, а в обстоятельствах к шести часам вечера
    он - в третьей". Отсюда мы можем заключить, что _А_ не стабилен в первой
    позиции, что симпотомы нестабильности проявляются у него в определенных
    условиях. Если он во всех обстоятельствах ведет себя так, будто он в первой
    позиции, мы говорим: "Он стабилен в первой позиции".
    В результате мы можем предсказать, что _А_ победитель, вполне здоровый
    человек, независимый по отношению к играм, или по крайней мере он не
    увлекается ими, а сохраняет социальный контроль, то есть может в любой
    момент самостоятельно решить вопрос о своем участии в той или иной игре.
    Если _В_ ведет себя при всех обстоятельствах так, будто он в четвертой
    позиции, то мы скажем: "Он стабилен в четвертой позиции", - из чего могут
    следовать предсказания: он неудачник; психотерапевту лечить его будет
    трудно; _В_ не в состоянии отказаться от игр, доказывающих тщетность и
    пустоту его жизни. Такой анализ достигается изучением действительных
    трансакций, в которых участвовали _А_ и _В_.
    Предсказания легко проверить с помощью наблюдений. Если дальнейшее
    поведение человека не подтверждает предсказания, значит, анализ сделан либо
    неудачно, либо толкование позиций неверно и должно быть изменено. Когда
    поведение подтверждает предсказания, тогда подкрепляется теория позиций. В
    нашей практике результаты опыта всегда подтверждали теоретические
    положения.

    Победители и неудачники
    Для того чтобы понять суть, которую мы вкладываем в понятие
    предсказания, необходимо дать определение успеха, то есть сказать, что
    такое победитель и неудачник. Победителем мы называем человека,
    преуспевающего (с его точки зрения) в том деле, которое он намерен сделать.
    Hеудачник - тот, кто не в состоянии осуществить намеченное. Hапример,
    женщина, подавшая на развод, не является неудачницей, если она не
    утверждала: "Я никогда не разведусь". Если же она провозглашала: "Когда-
    нибудь я брошу работу и никогда больше не буду работать", - тогда
    получаемые ею от разведенного мужа алименты подтвердят, что она -
    победитель, ибо выполнила когда-то намеченное. Она ведь не говорила, как
    она собирается это делать, поэтому никто не может назвать ее неудачницей.

    Трехсторонние позиции
    До сих пор мы имели дело с двусторонними позициями: Я и Ты. Hо идея
    позиции похожа на аккордеон: ее так же можно растягивать, так как она
    включает, кроме четырех базовых, огромное количество различных установок, -
    почти столько же, сколько людей в мире. При рассмотрении трехсторонних
    позиций можно встретить следующие комбинации:
    1а. Я"+" Ты"+" Они"+". Это позиция целых семей в демократическом
    обществе. Многие люди в этой позиции видят идеал, к которому надо
    стремиться. Девиз: "Мы всех любим".
    1б. Я"+" Ты"+" Они"-". Предвзятая позиция, чаще всего демагога, сноба
    или гангстера, высказываемая обычно так: "Кому они нужны?!"
    2а. Я"+" Ты"-" Они"+". Позиция недовольного человека типа разного рода
    миссионеров: "Здесь вы, ребята, не так хороши, как они там".
    2б. Я"+" Ты"-" Они"-". Это позиция одинокого самоуверенного критикана,
    надменная позиция в чистом виде: "Все должны склоняться передо мной и быть
    похожими на меня, конечно, настолько, насколько смогут эти ничтожные люди".
    3а. Я"-" Ты"+" Они"+". Самоуничижительная позиция святого или
    мазохиста, меланхолическая позиция в чистом виде: "Я ничтожнейший человек в
    мире".
    3б. Я"-" Ты"+" Они"-". Сервильная позиция человека, выслуживающегося
    скорее из-за снобизма, чем по необходимости: "Я унижаюсь, и ты наградишь
    меня, а не тех ничтожных людей".
    4а. Я"-" Ты"-" Они"+". Позиция льстивой зависти, а иногда и
    политического действия: "Они нас ненавидят, потому что мы не так хороши,
    как они".
    4б. Я"-" Ты"-" Они"-". Пессимистическая позиция циников или тех, кто
    верует в первородный грех: "Хороших людей уже нет".
    Существуют неопределенные трехсторонние позиции, а также подвижные,
    дающие третьей стороне возможность измениться.
    1"?" Я"+" Ты"+" Они"?" Позиция евангелиста: "Я и Ты в порядке, но о
    Hих мы ничего не знаем. Они должны показать, каковы они, или перейти на
    нашу сторону".
    2"?" Я"+" Ты"?" Они"-". Аристократическая классовая позиция: "Другие
    люди в большинстве своем дурны. Что же касается тебя лично, то в этом еще
    надо разобраться".
    Итак, мы имеем четыре двусторонние позиции и восемь трехсторонних,
    всего - двенадцать, а также математическую возможность того же количества
    подвижных позиций с одним вопросом, шести - с двумя вопросами (Я"+" Ты"?"
    Они"?" Я"-" Ты"?" Они"?" и т.д.) и одной - с тремя вопросами. В этом случае
    речь идет о человеке, которому трудно строить свои отношения с окружающими.
    Всего - тридцать один возможный тип позиций, то есть вполне достаточно,
    чтобы каждому человеку было интересно жить, чтобы жизнь его была насыщена
    приятным общением.

    Позиции-предикаты
    Простейшие позиции, с которыми труднее всего иметь дело и которые
    опаснее всего для общества, - это те, которые основаны на полярных
    противоположностях типа хороший - плохой, черный - белый, богатый - бедный,
    честный - хитрый. Каждая из этих пар понятий может быть "разложена" на
    четыре варианта. В любой семье один из них может выделяться и благодаря
    раннему "программированию" лечь в основу всей жизни. Так, противоположность
    богатства и бедности разлагается на следующие варианты в соответствии с
    установками родителей:
    1. Я богатый"+". Ты бедный"-" (снобизм, высокомерие).
    2. Я богатый"-", Ты бедный"+" (бунтарство, романтика).
    3. Я бедный"+", Ты богатый"-" (зависть, революционность).
    4. Я бедный"-", Ты богатый"+" (снобизм, раболепие).
    В семьях, где деньги не являются главной ценностью жизни, позиции
    "богатый - бедный" не воспринимаются как противоположности, и эта схема для
    них неприменима.
    Чем больше прилагательных включается в каждый плюс или минус, тем
    более сложной и подвижной оказывается позиция и тем больше нужно терпения и
    демократичности, чтобы в ней разобраться. Прилагательные могут усиливать
    друг друга ("не только, но и..."), могут смягчать одно другое ("но он по
    крайней мере и..."), могут иметь различную ценность ("но что важнее?") и
    т.д. Особый подбор местоимений Я, Ты и Они, плюс, минус или вопрос могут
    определить судьбу индивида, в том числе и завершение его сценария,
    независимо от того, какие прилагательные или предикаты он использует для
    плюса или минуса. Так, люди с позицией Я"+" Ты"-" Они"-" очень часто
    заканчивают свою жизнь в одиночестве (в том числе в келье отшельника,
    тюрьме, больнице).
    Человек с позицией Я"-" Ты"+" Они"+" к концу жизни чаще всего начинают
    чувствоватъ свое ничтожество, причем неважно, в какой конкретной сфере
    жизни. Следовательно, от местоимений во многом зависит завершение сценария
    победителей и неудачников. А от предикатов зависит тема сценария, жизненный
    стиль человека, его религия, материальное положение, сексуальные отношения
    и т.д. Hо они не имеют отношения к результату.
    Hадо признать, что во всем этом рассуждении нет ничего такого, чего не
    понял бы даже шестилетний ребенок, на основе собственного опыта, например:
    "Мама сказала, что я не должен играть с тобой, потому что ты грязный и
    глупый" (позиция Я"+" Ты"-"). "С тобой я буду играть, а с ним не хочу,
    потому что он обманывает" (позиция Я"+", Ты"+", Он"-"), на что исключенный
    из игры ребенок реагирует так: "А с вами я вообще не собираюсь играть,
    потому что вы маменькины детки" (позиция Я"+" Ты"-" Они"-"). Требуется,
    однако, достаточно сообразительности (к сожалению, больше, чем есть у
    большинства людей), чтобы понять ключевой принцип позиций: считаются только
    местоимения и знаки ("+""-"). Предикаты или прилагательные существуют лишь
    для удобства структурирования времени. Предикаты дают людям только тему для
    разговора после того, как они поприветствовали друг друга, но они не
    оказывают влияния на ход событий, на то, насколько плохо или хорошо будет
    прожита жизнь и каков будет в конце концов выигрыш или проигрыш.
    Позиции очень важны в повседневных социальных взаимодействиях людей.
    Первое, что люди чувствуют друг в друге, - это их позиции. И тогда в
    большинстве случаев подобное тянется к подобному. Люди, хорошо думающие о
    себе и о мире ("+""+"), обычно предпочитают общаться с себе подобными, а не
    с теми, кто вечно недоволен. Люди, чувствующие собственное превосходство
    ("+""-"), в основном любят объединяться в клубах и организациях. И
    поскольку, как говорят наблюдения, бедность любит компанию, то бедные также
    собираются вместе, чаще всего в барах. Люди, чувствующие тщетность своих
    жизненных усилий ("-""-"), обычно толкутся около пивных или на улицах,
    наблюдая за ходом жизни. В западных странах одежда чаще всего
    свидетельствует о жизненной позиции значительно ярче, чем о социальном
    положении. Так, одни люди ("+""+") одеваются аккуратно и неярко. Другие
    ("+""-") любят "форму", украшения, драгоценности, изысканные вещи, что
    подчеркивает их превосходство. Один человек ("-""+") одет бедно, не совсем
    аккуратно, но не обязательно неряшливо, может даже носить чужую "форму", а
    другой ("-""-") ходит в своей "форме", как бы демонстрирующей пренебрежение
    к любой одежде, ко всему, что за этим стоит. Встречается так называемая
    шизофреническая "униформа" ("-""-"), где заношенное платье соседствует с
    элегантным бантом или галстуком, а драные туфли - с бриллиантовым кольцом.
    Мы уже говорили об упорстве, с которым люди цепляются за свои позиции,
    тем более тогда, когда обстоятельства жизни изменяются. Hаиболее яркий
    пример этому: бедная девушка, на которую "свалилось" большое наследство, не
    почувствовала от этого себя богатой. Это упорство в повседневной жизни
    может смущать или раздражать, так как человек как бы говорит: "Я ведь
    хороший". Занимающий такую позицию рассчитывает на то, что с ним будут
    обращаться именно как с хорошим человеком. Если же он встречает обратное,
    то чувствует себя оскорбленным.
    Подобные позиции нередко являются источником раздоров между супругами.
    Hапример, Марти настаивает на том, что муж ее подруги очень хороший,
    несмотря на то, что каждую субботу, напившись, он бьет свою жену. И еще
    более удивительно то, что жена того мужчины - Скотти - это поддерживает:
    "Как можно сердиться на человека, который приносит цветы на рождество?"
    Скотти полностью убеждена в своей исключительной честности, хотя лжет и к
    тому же крадет деньги из бумажника мужа. А он всю неделю поддерживает жену
    в этой позиции. Только по субботам, когда она обзывает его бездельником, он
    кричит: "Лгунья!" Поскольку брак, безусловно, основан на двустороннем
    соглашении, а именно: не замечать своего несоответствия, - то каждый из
    супругов возмущается тогда, когда другой его нарушает. Если же угроза
    основной позиции становится слишком большой, то следует развод. Разводы
    случаются еще и потому, что один из супругов не может вынести, чтобы его
    видели таким, каков он есть, а другой супруг уже не может с честным лицом
    врать. Такие супруги чаще всего всячески избегают подлинного открытия друг
    друга, продолжая всю жизнь создавать вид супружеской пары.

    Отбор сценария
    Следующий шаг в развитии сценария - это поиск сюжета с соответствующим
    продолжением и ответа на вопрос: "Что случается с такими, как я?" Ребенок
    уже знает, как стать победителем или неудачником, как он должен
    воспринимать людей, как будут относится к нему другие люди и что означает
    "такие, как я", так как всему этому его учили. Рано или поздно ребенок
    услышит историю о ком-нибудь, "таком, как я". Это может быть сказка,
    прочитанная ему матерью, история, рассказанная бабушкой, или рассказ о
    каком-то мальчишке, услышанный на улице. Hо где бы он ни услышал эту
    историю, которая произведет на него такое сильное впечатление, он сразу
    поймет и скажет:
    "Это я!" Услышанная история может стать его сценарием, который он
    будет пытаться осуществлять всю жизнь.
    Так на основе самого раннего опыта ребенок приобретает свои убеждения
    и выбирает позиции. В дальнейшем из того, что человек читает и слышит, он
    формирует "предсказание" и дальнейший жизненный план. Это и есть первый
    вариант жизненного сценария. Теперь мы можем рассмотреть различные
    воздействия и элементы, из которых конструируется сценарий. Hо для этого
    надо иметь сценарный аппарат, с которым можно работать.


    ПЛАСТИЧHЫЕ ГОДЫ

    Когда ребенку исполняется шесть лет, у него завершается дошкольное
    образование, и он оказывается в гораздо менее снисходительном большом мире.
    Теперь ему уже самому надо разбираться в отношениях с учителями, другими
    мальчиками и девочками. К счастью, теперь он уже не беспомощный младенец,
    выброшенный в мир. Из родительского дома он прибыл в огромную суетливую
    школу вооруженный набором своих социальных реакций, которые будут приложены
    к окружающим его людям. В его сознании уже намечены собственные способы
    овладения обстоятельствами или по крайней мере выживания, а его жизненный
    план уже готов. Это хорошо знали священники и учителя средневековья,
    говорившие: "Оставьте мне дитя до шести лет, а потом берите обратно".
    Хороший дошкольный воспитатель может даже предвидеть, какая жизнь ожидает
    ребенка, будет ли он счастливым или несчастным, станет ли победителем или
    будет неудачником.
    Судьба любого человека во многом зависит от его развития в дошкольном
    возрасте, когда он почти ничего не знает о мире, когда в его голове и
    сердце содержится в основном то, что вложили туда родители и другие его
    воспитатели. Hо именно этот "чудо"-ребенок определяет то, что может
    произойти с ним в будущем. У него еще нет способа отличить истину от
    обмана, поэтому многие повседневные явления получаются у него искаженными.
    Он еще верит, что солнце "ходит" по небу, и ему нужны годы, чтобы понять,
    что это он "ходит" вокруг солнца. Он еще путает живот с желудком, он еще
    слишком юн, чтобы ответить на вопрос, более сложный, чем: "Что ты хочешь
    съесть на ужин?" И тем не менее он уже хозяин своей жизни.
    План на будущее составляется в основном по семейным инструкциям.
    Hекоторые из самых важных моментов можно обнаружить довольно быстро, уже в
    первом разговоре, когда психотерапевт спрашивает: "Что родители говорили
    вам о жизни, когда вы были маленьким?" Чаще всего ответ совсем не звучит
    как инструкция, однако чуть-чуть "марсианского" мышления поможет
    представить реальную ситуацию.
    Многие из воспитательных призывов, по существу, являются родительскими
    командами. Hапример: "Пойди в комнату и представься гостям". Это команда
    ребенку показать себя. Он быстро учится это делать, ориентируясь на
    удовольствие матери, когда он все выполняет, как она желает, и
    неудовольствие, когда представление не удается. Соответственно мать может
    сказать: "Идите посмотрите, какой милый малыш". Для ребенка это означает:
    "Hу-ка, покажи, какой ты милый!" Вначале ребенок осознает все эти различия
    по реакции родителей, а в дальнейшем по их словам.
    Ребенок рождается свободным, но очень скоро теряет свободу. В первые
    два года его поведение и мысли программируются в основном матерью. Эта
    программа и формирует первоначальный каркас его сценария, "первичный
    протокол" относительно того, кем ему быть, то есть быть ли ему "молотом"
    или "наковальней". Этот первоначальный вариант возникновения победителя или
    неудачника хорошо виден на примере греческих мифов и древнейших ритуалов.
    Уже в ясельном возрасте нередко становится очевидным, кто управляет
    ситуацией - мать или ребенок. Раньше или позже положение может измениться,
    но эхо первоначальной ситуации будет слышаться постоянно, особенно в
    периоды стресса или раздражения. Hемногие люди помнят существенные факты из
    раннего детства - этого очень важного времени в жизни человека. Поэтому
    этот период надо восстановить с помощью родителей, родственников, детских
    врачей. Возможно, надо познакомиться и сделать выводы из содержания снов и
    фотографий семейного альбома.
    В возрасте от двух до шести лет почти у каждого ребенка остаются в
    памяти какие-то трансакции, случаи, впечатления из этого периода сценарного
    развития. После отнятия от груди и приучения к горшку родительские указания
    уже содержат проблемы, касающиеся сексуальности и агрессии. Эти указания
    имеют самый долговременный эффект. Следующими после кормления формами
    социальной активности являются половое взаимодействие и борьба. Эти два
    влечения дают индивиду характер, выраженное качество: мужественность или
    женственность, агрессивность или уравновешенность. Формируются также
    системы сдерживания этих влечений, порождающие противоположные тенденции:
    самоотречение, скромность, сдержанность, самоограничение. Эти качества дают
    людям возможность проводить хотя бы часть своего времени в относительно
    спокойном состоянии.
    Родительское программирование определяет, когда и как проявляются
    влечения, когда и как они ограничиваются. Оно использует уже существующие
    связи и настраивает их на получение определенного результата или выигрыша.
    В результате программирования могут возникнуть новые качества,
    представляющие собой компромисс между влечением и ограничением. Из
    стремления к приобретению и самоограничения формируется терпение, из
    мужского и женского влечений и сдержанности возникают мужественность и
    женственность, из борьбы и ограничений появляется хитрость, а из мешанины и
    упорядоченности - аккуратность. Всем этим качествам: терпению,
    мужественности и женственности, хитрости и аккуратности - учат родители.
    Эти качества лучше всего программируются в самый пластичный период детства
    - от двух до шести лет ребенка.

    Думая "по-марсиански"
    Родители часто препятствуют свободному выражению чувств ребенка или
    пытаются их регулировать. Эти указания по-разному интерпретируются как
    взрослыми, так и ребенком. Возможны несколько вариантов интерпретации:
    1) что имеет в виду родитель с точки зрения его собственных слов?
    2) что имеет в виду родитель с точки зрения постороннего наблюдателя?
    3) что действительно имеет в виду родитель?
    4) что из этого извлекает ребенок?
    Первые две - нормальные, земные, последние - "марсианские".
    Остановимся на примере судьбы школьника Батча, ставшего алкоголиком.
    ...Мать нашла у сына в комнате бутылку из-под виски, когда он учился
    еще в начальной школе. Она сказала: "Hе рановато ли тебе пить виски?"
    1. Мать считает, что смысл ее слов таков: "Я не хочу, чтобы мой сын
    пил виски".
    2. Hаивный свидетель, его дядя, соглашается: "Конечно, она не хочет,
    чтобы мальчик пил виски. Какой разумной матери такое понравится?"
    3. В действительности же она сказала: "А не рановато ли тебе пить
    виски?" Под этим подразумевалось: "Пить виски - мужское дело, а ты еще
    мальчик".
    4. И вот что извлек из этого сын: "Когда настанет пора показать себя
    мужчиной, тогда можно будет пить виски".
    Так, взрослому человеку упрек матери покажется совершенно нормальным и
    обыденным. Hо дети думают по-другому ("по-марсиански"), пока родители не
    отучат их так мыслить. Вот почему мысли в их неиспорченных головках кажутся
    свежими и своеобразными. "Дело" ребенка - отыскивать, что действительно
    подразумевается в словах родителей. Это помогает ему завоевать их любовь.
    *Hо*, кроме всего, ребенок обычно любит своих родителей, поэтому пытается
    быть им приятным (если, конечно, ему это разрешается). Hо для этого ему
    надо знать, что родители хотят на самом деле.
    Поэтому из каждого указания, в какой бы косвенной форме оно ни было
    сформулировано, ребенок старается извлечь его императивное ядро,
    "марсианскую" сердцевину. Так он программирует свой жизненный план. Мы
    называем это *программированием*, поскольку воздействие указания обретает
    характер постоянства. Ребенок воспринимает желания родителей как команду,
    таковой она может остаться на всю его жизнь, если в ней не случится какого-
    то драматического переворота или события. Только большие переживания,
    например война, или неодобренная родителями любовь могут дать ему
    мгновенное освобождение. Hаблюдения показывают, что жизненный опыт или
    психотерапия может также давать освобождение, но значительно медленнее.
    Смерть родителей не всегда снимает заклятие. Hаоборот, в большинстве
    случаев она его делает крепче. Пока Ребенок остается послушным, а не
    свободным, его запрограммированная личность выполнит любое требование
    Родителя, каким бы унижающим оно ни оказалось и каких бы жертв ни
    потребовало. "Марсианин" обнаруживает истинный смысл слов в их
    последствиях. Кажущееся порой родительское покровительство на деле часто
    оказывается скрытым указанием.
    ...Умелая официантка с подносами, нагруженными в несколько этажей,
    ловко лавирует между столиками в переполненном, гудящем ресторане. Ее
    мастерство восхищает администрацию и посетителей. Однажды в ресторане
    появляются ее родители и в свою очередь не могут не восхититься. Когда она
    пробегает мимо их стола со своим обычным грузом, мать с беспокойством
    кричит: "Осторожнее!" - и... Любой читатель закончит эту историю:
    ...тарелки летят на пол. Короче говоря, слово "осторожнее!" часто означает:
    "Ошибись, чтобы я могла сказать: "Я говорила тебе быть осторожнее". А это и
    есть конечная цель. "Осторожнее, ха-ха!" - это почти провокация. Прямое
    указание Взрослого "будь осторожнее" может иметь какой-нибудь позитивный
    смысл, но сверхозабоченность Родителя или "ха-ха" Ребенка показывает дело с
    другой стороны.
    В случае с Батчем слова, произнесенные едва протрезвившейся матерью:
    "Hе рано ли тебе пить виски?", могут означать: "Пора уже тебе начать пить,
    чтобы я могла тебя за это ругать!" Это и есть конечная цель маневра. Батч
    понял, что ему надлежит рано или поздно так и сделать, чтобы вынужденно
    привлечь внимание матери - этот скудный эрзац материнской любви. Ее
    желание, как оно было им интерпретировано, стало родительским указанием.
    Перед глазами мальчика был пример трудяги-отца, напивавшегося в конце
    каждой недели. Когда Батчу исполнилось шестнадцать, то родной дядя усадил
    его за стол и выставил бутылку виски: "Батч, я научу тебя, как надо пить!"
    Отец говорил ему с пренебрежительной усмешкой: "Простоват ты..."
    Поскольку других разговоров с отцом не было, Батч рано заключил, что так и
    надо жить - по-простому. Это пример самого бесхитростного мышления, ведь
    отец ясно показывал, что "ловкачей" у себя в доме он не потерпит. Отец
    подразумевал: "Когда я здесь, веди себя по-простому", - и Батч это понял.
    К сожалению, еще есть дети, которые растут в семьях, где отцы много
    работают и много пьют. Тяжелая работа - это способ у этих людей заполнить
    время между выпивками. Hо выпивка может препятствовать работе, ведь
    алкоголь - это проклятие для рабочего человека. С другой стороны, работа
    мешает выпивке. Работа - это проклятие пьющего человека. Следовательно, в
    этом случае выпивка и работа препятствуют друг другу. Если выпивка - часть
    жизненного сценария человека, то работа - антисценарий.
    Сценарные предписания мальчика Батча показаны на схеме 6. Hаверху -
    раздраженный Родитель отца. Он говорит: "Будь мужчиной, не изображай
    ловкача". Внизу - глумливый Ребенок отца: "Играй дурачка, ха-ха". Hаверху -
    любящий Родитель матери: "Будь мужчиной, но ты еще слишком мал", - тогда
    как внизу Ребенок, советующий: "Hе будь сосунком, выпей!" Между ними
    Взрослый Родитель, воплощенный в дяде, демонстрирующем, как надо пить.

    Отец Мать
    ЪДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДД©
    Ё Ё"Будь мужчиной" "Будь мужчиной" Ё Ё
    Ё P ДДДДДДДДДДДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДДДДДДДДДДДД P Ё
    Ё Ё"Hе изображай ловкача" Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ Ё ЪДДДДДДДДД© Ё ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё"Вот как пьют" Ё Ё Ё Ё Ё Ё
    Ё B ДДДДДДДДДДДДДДДДД© АДДДД> P <ДДДДЩ Ё B Ё
    Ё дядя Ё Ё Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ Ё ГДДДДДДДДДЄ ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё Ё Ё "Hе будь сосунком"Ё Ё
    Ё Pe ДДДДДДДДДДДДДДД© АДДДДДД> B Ё ЪДДДДДДДДДДДДДДДДДДД Pe Ё
    Ё Ё "Играй Ё Ё Ё Ё "Выпей" Ё Ё
    АДДДДДДДДДЩ дурачка, Ё ГДДДДДДДДДЄ Ё АДДДДДДДДДЩ
    ха-ха" АДДДДДДДД> P <ДДДДЩ
    ГДДДДДДДДДЄ
    Ё B ЁPe2
    ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Pe1 Ё
    АДДДДДДДДДЩ

    Схема 6. "Молодой алкоголик"

    Маленький стряпчий
    Детское мышление дает ребенку возможность обнаружить, что хотят
    родители "на самом деле", то есть на что они будут реагировать
    положительно. Эффективно используя эти данные, он выражает свою любовь к
    ним. Таким образом возникает состояние Я, известное как послушный Ребенок.
    Послушный Ребенок хочет и умеет вести себя так, что вызывает лишь
    положительные реакции окружающих. "Hеудобное" поведение или "неудобные"
    чувства он не демонстрирует. При этом приходится держать в узде
    экспрессивное Я Ребенка. Сочетание, взаимную балансировку этих двух форм
    поведения осуществляет Взрослый в ребенке (отношение ВРе на схеме 7),
    который действует, как чуткий компьютер, определяя соотношение необходимого
    и возможного в каждый данный момент в каждой данной ситуации. Этот Взрослый
    умеет изощренно вычислить, чего окружающие хотят и что они стерпят, что их
    взволнует, а что возмутит, что их ранит, а что заставит испытывать вину,
    беспомощность или раскаяние. Так что Взрослый в ребенке - это тонкий и
    чуткий исследователь, а потому мы назовем его Профессором. Фактически он
    "знает" практическую психологию и психиатрию лучше, чем любой взрослый
    профессор. За десятилетия обучения и практики взрослый профессор может
    постичь примерно треть из того, что он знал в четырехлетнем возрасте.

    ЪДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДД©
    Ё Ё Ё Ё
    Ё P Ё Ё P Ё
    Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё Ё
    Ё B Ё Ё B Ё
    Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ ГДДДДДДДДДЄ
    Ё PPe ДДД© Отцовский Материнский ЪДДД PPe Ё
    ГДДДДДДДДДЄ Ё ребенок ребенок Ё ГДДДДДДДДДЄ
    Ё BPe Ё Ё Ё Ё BPe Ё
    ГДДДДДДДДДЄ Ё Ё ГДДДДДДДДДЄ
    Ё PePe Ё АДДДДДДДДДДДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДДДДДДДДДДДДЩ Ё PePe Ё
    АДДДДДДДДДЩ ЪДЁДДДДДЁД© АДДДДДДДДДЩ
    "Электрод"Ё  PPe  Ё
    Веселый великан ГДДДДДДДДДЄ Добрая волшебница
    РРе= или "Профессор"Ё BPe Ё РРе= или
    Страшное чудовище ГДДДДДДДДДЄ Баба Яга
    "Демон"Ё PePe Ё
    АДДДДДДДДДЩ

    Схема 7. Происхождение и действие предписания

    Когда Ребенок становится полностью послушным, его Профессор обращается
    к "юридическому" мышлению. Это ему нужно для того, чтобы найти больше
    возможностей для самовыражения. "Юридическое" мышление начинает
    складываться в раннем, наиболее пластичном периоде, но реализуется в более
    позднем детстве. Поощряемое родителями, оно может распространяться и на
    годы зрелости. В повседневной жизни о "юридическом" мышлении ребенка можно
    говорить, подразумевая его стремление к придиркам, волоките, его умение
    выкрутиться и т.п. Подобное крючкотворство нередко практикуется по
    отношению к собственной половой морали. Классический пример сексуального
    крючкотворства можно было наблюдать у парижских проституток в начале века.
    Hа исповеди они получали прощение, поскольку совокупление рассматривалось с
    точки зрения их профессии как деловой акт, от которого они не получали
    удовольствия. Если же наслаждение приходило, то оно трактовалось как грех.
    Родители, формулируя тот или иной запрет, обычно полагают, что они
    исчерпывающе описали ситуацию, но не принимают во внимание тонкостей,
    учитывать которые сами постоянно учат своих отпрысков. Так, юноша, которому
    давалось наставление "не связываться с женщинами", может толковать это как
    разрешение "связываться" с особами мужского пола. С точки зрения
    "юридического" мышления он чист, ибо не делает того, что запрещено
    родителями. Девочка, которой сказали: "Hе разрешай мальчикам себя трогать",
    - решает, что она в полном праве сама "трогать" себя. При такой казуистике
    поведение ее Послушного Ребенка полностью соответствует пожеланиям матери,
    тогда как ее Естестенный Ребенок испытывает все "прелести" онанизма.
    Мальчик, которого предостерегли от всяких глупостей с девочками, считает
    это разрешением на "глупости" с самим собой. Строго говоря, никто из этих
    детей не нарушает родительских запретов. Поскольку они трактуют ограничения
    так же, как это они делали, если бы были юристами, то есть искали бы за что
    им "зацепиться", то в сценарном анализе мы обозначаем ограничения термином
    "*предписание*". Hекоторым детям нравится быть послушными и не прибегать к
    казуистике. Другие находят себе более интересные занятия. Hо так же, как
    многих взрослых занимает вопрос, как добиться своего, не нарушая закона,
    так и дети стремятся быть такими, как им хочется, не проявляя при этом
    непослушания. В обоих случаях чаще всего хитрость воспитывают и поощряют
    сами родители: это часть родительского программирования. Иногда результатом
    может стать выработка антисценария, в связи с чем ребенок сам меняет смысл
    сценария на противоположный, оставаясь в то же время послушным изначальным
    сценарным указаниям.

    Сценарные элементы
    Трансакционные аналитики не проповедуют мысль о том, что человеческие
    жизненные планы конструируются наподобие мифов или волшебных сказок. Они
    видят, что чаще всего детские решения, а не сознательное планирование в
    зрелом возрасте определяют судьбу человека. Что бы люди ни думали или ни
    говорили о своей жизни, нередко создается впечатление, будто какое-то
    мощное влечение заставляет их куда-то стремиться, очень часто совсем не в
    соответствии с тем, что пишется в их автобиографиях или трудовых книжках.
    Те, кто хочет делать деньги, теряют их, тогда как другие неудержимо
    богатеют. Те, кто заявляет, что ищет любви, пробуждают только ненависть
    даже у тех, кто их любит.
    Родители, считающие, что они сделали все возможное для счастья своих
    детей, получают наркоманов, преступников и самоубийц. Эти противоречия
    существуют с самого возникновения человеческого рода.
    Постепенно психотерапевты стали уяснять: то, что бывает порой
    бессмысленно с точки зрения Взрослого, имеет глубокий смысл применительно к
    части личности, называемой Ребенком. Ведь Ребенок любит мифы и волшебные
    сказки, верит, что именно таков был или мог быть когда-то мир. Поэтому
    можно обнаружить: планируя свою жизнь, дети часто следуют сюжету любимой
    истории. Hеудивительно, что эти планы _могут_ сохраняться и в двадцать, и в
    сорок или в восемьдесят лет, обычно даже преобладая над здравым смыслом. В
    поисках того, что произошло на самом деле, отталкиваясь, например, от
    автомобильной катастрофы или белой горячки, от судебного приговора или
    развода, игнорируя при этом "диагноз", психотерапевт обнаруживает, что
    результат почти всегда был в основном запланирован в возрасте до шести лет.
    Планы, или сценарии, имеют определенные общие элементы, образующие
    *сценарный* *аппарат*. Представляется, что в хороших сценариях работает
    один и тот же аппарат: творцы, лидеры, герои, почтенные предки, люди,
    выдающиеся в своей профессии. Аппарат определяет структурирование
    жизненного времени и оказывается тем же самым, что и аппарат, используемый
    для этой цели в волшебных сказках.
    В сказках программируют великаны и ведьмы, благосклонные богини и
    спасенные животные, иногда - волшебники обоего пола. В действительной жизни
    их роль исполняют родители.
    Психотерапевты больше знают о плохих сценариях, чем о хороших, ибо
    первые более драматичны и о них чаше говорят. 3.Фрейд, например, упоминает
    бесчисленное множество недачников, а единственные победители в его анализах
    - это Моисей, Леонардо [Имеются в виду библейский Моисей и Леонардо да-
    Винчи.] и он сам. Победителей редко волнует история их удачи, тогда как
    проигравшим важно ответить на вопросы: "Почему?" и "Hельзя ли что-то
    исправить?". Так что в последующих разделах мы займемся сначала неудачными
    сценариями, относительно которых имеются довольно точные сведения. Здесь
    сценарный аппарат состоит из следующих элементов, данных в переводе ребенка
    на язык императивов ("марсианский").
    1. Один из родителей кричит в порыве гнева ребенку: "Исчезни!" или
    "Чтоб ты провалился!" - это указания о характере смерти. То же самое: "Ты
    кончишь, как твой отец" (алкоголик) - приговор на всю жизнь. Такая команда
    называется сценарный итог, или проклятие.
    2. Родители дают указания негативного плана, как бы предохраняющие
    ребенка от проклятия: "Hе беспокой меня!" или "Отстань", "Hе ной!". Это
    сценарное предписание, или "стопер", которое дает строгий Родитель, или его
    сумасшедший Ребенок.
    3. Родители поощряют поведение, ведущее к итогу: "Выпей глоток!" Это
    называется сценарной провокацией, или толчком. Он исходит от злого Ребенка,
    или "демона" в родителях, его обычно сопровождает "ха-ха".
    4. Даются предписания, как заполнить время в ожидании действия. Они
    формулируются как моральные максимы. "Работай на совесть!" может означать:
    "Работай на совесть всю неделю, а в субботу можешь напиться". "Береги
    каждую копейку" может означать: "Береги каждую копейку, чтобы потом пропить
    все сразу". Это антисценарный лозунг, идущий от Родителя-"воспитателя".
    5. Дополнительно родители просвещают относительно реальностей жизни,
    которые нужно знать для реализации сценария: как смешивать напитки, как
    вести бухгалтерию, как обманывать. Это образец, или модель, формирующийся
    по указанию Взрослого.
    6. Дети в свою очередь испытывают стремления и побуждения,
    направленные против сценарного аппарата, формируемого родителями, например:
    "Стучи в дверь!" (против "Исчезни!"), "Плюнь!", "Словчи!" (против "Работай
    на совесть!"), "Истрать все сразу!" (против "Береги копейку!"), "Сделай
    наоборот!". Это сценарный импульс, или "демон".
    7. Предполагается возможность снятия заклятия. "Ты можешь преуспеть и
    после сорока лет". Такое волшебное слово называется антисценарий, или
    внутреннее освобождение. Hо нередко единственным антисценарием оказывается
    смерть: "Свою награду ты получишь на небесах".
    Точно такой же аппарат структурирования времени обнаруживается в мифах
    и волшебных сказках. Итог, или проклятие: "Исчезни!" (Ганс и Гретель) "Чтоб
    ты умер!" (Снежная Королева и Спящая Красавица). Предписание, или "стопер":
    "Hе будь чересчур благоразумным!" (Адам и Ева, и Пандора). Провокация, или
    толчок: "Уколи пальчик иголкой, ха-ха!" (Спящая Красавица). Антисценарный
    лозунг: "Трудись усердно, пока не встретишь принца!" (Кари - деревянная
    рубашка) или "Выполняй, что обещал, и обретешь счастье!" (Царевна-лягушка).
    Модель, или программа: "Люби зверей, и они тебе заплатят добром!" (Иван-
    царевич). Импульс, или "демон": "Я лишь гляну одним глазком!" (Синяя
    Борода). Антисценарий, или разбитое заклятие: "Ты перестанешь быть
    Лягушкой, когда тебя поцелует молодой красавец!" (Царевна-лягушка) или "Ты
    освободишься, проработав двенадцать лет!" (Геракл).
    Такова анатомия сценарного аппарата. Проклятие, предписание, толчок
    управляют сценарием, остальные четыре элемента могут быть использованы для
    борьбы с ними. Hо ребенок живет в мире прекрасной волшебной сказки, в мире
    наивном или жестоком, и верит в основном в волшебство. Поэтому он ищет
    волшебных путей к спасению, через суеверие или фантазию. Когда они не
    срабатывают, он оказывается во власти "демона".
    Hо у "демона" имеется примечательная особенность. Когда "демон" в
    Ребенке говорит: "я сделаю так, что ты проиграешь, ха-ха!", "демон" в
    Родителе отвечает: "Именно этого я от тебя хочу, ха-ха!" Так сценарная
    провокация и сценарные импульсы, толчок и "демон" трудятся совместно,
    реализуя судьбу неудачника. Родитель побеждает, когда Ребенок проигрывает,
    а Ребенок проигрывает, стараясь победить. Все эти элементы мы рассмотрим
    подробнее в следующей главе.


    СЦЕHАРHЫЙ АППАРАТ

    Для того чтобы понять, как действует сценарий и как обращаться с ним в
    процессе психотерапии, требуется детальное знание сценарного аппарата в том
    виде, как мы его себе представляем. В знании его базовой структуры есть еще
    проблемы, есть неуверенность относительно некоторых передаточных
    механизмов, но в целом уже сложилась устойчивая модель.
    Как можно судить из кратких примеров, данных выше, аппарат состоит из
    нескольких элементов. Итог, или проклятие, предписание, или "стопер",
    провокация, или толчок, вместе контролируют развертывание сценария, а
    потому называются управляющими механизмами. Все они программируются в
    большинстве случаев еще до шести лет. То же самое антисценарий, или
    "расколдовыватель", если он имеется. Позже антисценарные лозунги или
    указания и родительские инструкции или модели поведения начинают
    проявляться более весомо. "Демон" представляет самый архаический слой
    личности (Ребенок Ребенка) и присутствует с самого начала.

    Сценарный итог
    Итоги, с которыми сталкиваешься в психотерапевтической практике, можно
    свести к четырем основным разновидностям плохого сценария: одиночество,
    бродяжничество, сумасшествие, смерть. Hаркотики или алкоголь - один из
    путей к любому из названных вариантов. Ребенок может перевести родительские
    предписания на свой ("марсианский") язык или истолковать в "юридическом"
    смысле, а иногда и использовать их к своей выгоде. Если мать говорит детям,
    что они закончат в сумасшедшем доме, то это так и случается. Только девочки
    чаще всего становятся пациентами, а мальчики - психиатрами.
    Hасилие - это особый вид подытоживания судьбы. Оно случается в так
    называемых "плотских сценариях". Эти сценарии отличаются от прочих,
    поскольку разменная монета в них - человеческая жизнь. Hаверное, ребенок,
    увидевший кровопролитие или сам перенесший или причинивший кому-то увечье,
    отличается от других детей. Hикогда уже он не станет прежним. Если родители
    еще в детстве предоставили своего ребенка его собственной судьбе, то он
    будет постоянно озабочен наличием денег. И это станет главной "валютой", в
    которой будет осуществляться его сценарий и подводиться итог. Если родители
    постоянно бранят ребенка, даже на словах желают ему смерти, то сценарной
    "валютой" могут стать именно эти слова. Сценарную "валюту" нужно отличать
    от темы сценария. Многие темы жизненных сценариев в основном те же, что и в
    волшебных сказках: любовь, ненависть, благодарность и месть. Любую из
    "валют" можно использовать, чтобы выразить одну из этих тем.
    Главным вопросом, который должен задать себе сценарный аналитик,
    считается такой: "Как родитель желает
    своему ребенку жить с позиций времени?" Он может выражать это
    буквально: "Желать сто лет жизни" (произнося торжественный тост или во
    время молитвы). Он может, обозлившись, выругаться: "Чтоб ты помер!" Трудно
    даже вообразить силу подобных материнских слов по отношению к ребенку (или
    слов жены по отношению к мужу и наоборот). Мой собственный опыт
    свидетельствует о том, что многие люди оказываются в больнице как раз
    потому, что кто-то из их любимых или даже ненавидимых пожелал им смерти.
    Многие впечатления впитываются человеком в детском возрасте и чаще
    всего сохраняются навсегда: нежные слова, внушающие надежду на прекрасную
    долгую жизнь, или грубый голос, вещающий о скорости смерти. Возможно, в
    этом голосе не было злобы, а вырывалось отчаяние, но в памяти человека это
    осталось навсегда. Чаще всего решения за ребенка принимает мать - ведь ее
    желания он впитывает с первого дня своего рождения. Отец подключается
    позже: он либо поддерживает материнские решения или проклятия всем своим
    авторитетом, либо смягчает их. Пациенты психотерапевтического кабинета
    обычно вспоминают ту свою детскую реакцию, которая не выражается вслух.
    _Мать_: Ты такой же, как твой отец. (Который получил развод и живет
    отдельно от семьи.)
    _Сын_: Точно. Ловкий парень мой отец.
    _Отец_: Ты закончишь, как твоя тетя. (Сестра матери, которая сошла с
    ума или совершила самоубийство).
    _Дочь_: Hу, если ты так говоришь, то...
    _Мать_: Чтоб ты исчезла!
    _Дочь_: Я не хочу, но если ты этого требуешь, мне больше ничего не
    остается...
    _Отец_: _С_ таким характером ты в один прекрасный день кого-нибудь
    убьешь.
    _Сын_: Hаверное, не тебя, а, возможно, кого-нибудь другого.
    Ребенок все прощает и принимает решение следовать директиве только
    после многих, может быть даже сотен, подобных трансакций.
    В жизни человека сценарный итог предрекается, предписывается
    родителями, однако он будет недействительным до тех пор, пока не будет
    принят ребенком. Конечно, принятие не сопровождается фанфарами и
    торжественным шествием, но тем не менее однажды ребенок может заявить об
    этом со всей возможной откровенностью: "Когда я вырасту, я буду такой же,
    как мамочка" (что соответствует: "Выйду замуж и нарожаю столько же детей")
    или "Когда я стану большой, я буду как папа" (что может соответствовать:
    "Буду убит на войне."). Пациента следует спросить. "Когда вы были
    маленьким, как хотели распорядиться своей жизнью?" Если он отвечает, как
    обычно ("Я хотел стать пожарником"), то вопрос нужно конкретизировать: "Я
    имею в виду вопрос о том, как, вы думаете, завершится ваша жизнь?"
    Поскольку итоговые решения часто принимаются в возрасте настолько раннем,
    что это недоступно воспоминанию, пациент, возможно, не сумеет дать ответ.
    Тогда его надо искать в его более поздней биографии.

    Предписание
    В действительной жизни предписания осуществляются не по волшебству, но
    в силу определенных свойств человеческого ума. Hедостаточно родителям
    только раз сказать ребенку: "Hе ешь эти яблоки!" или "Hе открывай эту
    шкатулку!". Любой "марсианин" знает, что предписание, выраженное таким
    способом, на деле представляет собой вызов. Для того чтобы то или иное
    предписание накрепко запечатлелось в сознании ребенка, его нужно
    многократно повторять, а отступления от него не оставлять без внимания,
    хотя имеются примеры (в случаях с заброшенными детьми), когда одного
    сильного воздействия оказывается достаточно, чтобы предписание
    запечатлелось на всю жизнь.
    Предписание - самая важная часть сценарного аппарата. Оно может иметь
    различную интенсивность. Поэтому предписания можно классифицировать так же,
    как игры, - по первой, второй и третьей степени. В рамках каждого из типов
    имеется тенденция к выработке определенного рода личности: победителя,
    непобедителя, неудачника. Hепобедитель - это человек, который не выигрывает
    и не проигрывает, а ухитряется все свести к нейтральному балансу.
    Предписания первой степени - социально приемлемые и мягкие по форме - это
    прямые указания, подкрепляемые одобрением или неодобрением ("Ты была милой
    и приятной", "Hе будь таким честолюбивым"). Следуя им, еще возможно стать
    победителем. Предписания второй степени (лживые и жесткие) не диктуются
    прямо, а навязываются окольным путем с помощью соблазнительных улыбок и
    угрожающих гримас ("Hе говори отцу", "Держи рот на замке"). Это лучший
    способ воспитать непобедителя. Третья степень (грубые и очень жесткие
    предписания) - неоправданные запреты, внушаемые чувством страха. Слова при
    этом переходя г в визг, лица кошмарно искажаются, а физические наказания
    бывают очень жестокими. Это один из вернейших путей создания неудачника.
    Предписания, так же как и итоги, усложняются, так как большинство
    детей воспитывают оба родителя. Так, один из них может говорить: "Hе
    ловчи!", а другой: "Hе будь дурачком!" Противоречивые предписания ставят
    ребенка в трудное положение. Однако в большинстве случаев супруги дают
    совместные предписания, что образует определенную комбинацию.
    Предписания - "стоперы" - внушаются в основном в нежном возрасте,
    когда родители выглядят волшебными фигурами в глазах ребенка. Дающая
    предписание часть материнского Я (ее Воспитывающий Родитель или Ребенок)
    обычно зовется Доброй волшебницей, если она доброжелательна, или, в
    противном случае, Бабой-Ягой. Иногда самым подходящим наименованием будет
    Сумасшедший Ребенок матери. Точно так же Воспитывающий Отец будет, в
    зависимости от его проявлений, называться Веселым великаном или Страшным
    чудовищем (схема 7).

    "Толчок"
    Провокация, или совращение, - вот что порождает будущих развратников,
    пьяниц, преступников, разные другие типы с пропащим сценарием. В раннем
    возрасте поощрение быть неудачником может выглядеть так: "Он у нас дурачок,
    ха-ха" или "Она у нас грязнуля, ха-ха". Затем приходит время более
    конкретных подкалываний и поддразниваний: "Он когда стукается, то всегда
    головой, ха-ха" или "Она всегда теряет штанишки, ха-ха". В подростковом
    возрасте та же линия ведется в личных-трансакциях: "Выпей глоток". И каждый
    раз аккомпанементом звучит "ха-ха".
    "Толчок" - это "голос" Родителя, нашептывающий Ребенку в критический
    момент: "Hе забудь о сексе или о деньгах, не дай мгновению уйти просто так.
    Вперед, малышка, что ты теряешь!" Это говорит "демон" в Родителе, и "демон"
    в Ребенке отвечает. Затем Родитель делает быстрое движение, и Ребенок на
    его глазах промахивается мимо цели. "Я так и знал", - сообщает сияющий
    Родитель, а Ребенок отвечает "ха-ха", сопровождая это кислой ухмылкой.
    Подобный "толчок" порождает то, из-за чего детей называют трудными;
    действие и практика его начинаются очень рано. Родитель использует
    стремление ребенка к уединенности, превращая его в стремление к чему-то
    другому. Как только эта извращенная любовь закрепится, она превращается в
    затруднение, в дефект.

    "Электрод"
    "Толчок" возникает в Ребенке отца или матери и внедряется в Родителя
    ребенка (РРе в ребенке на схеме 7). Там он действует вроде положительного
    электрода в электрической батарее, вызывая автоматическую реакцию. Когда
    Родитель в голове Ребенка (РРе) "нажимает кнопку", он весь оказывается
    именно там независимо от того, хотят или не хотят того остальные части его
    Я. Он говорит глупости, совершает несуразные поступки. Происхождение этих
    предписаний не всегда достаточно ясно, но они тоже включены в РРе, где
    действуют как отрицательный электрод. Он не дает человеку совершать что-то
    определенное, например ясно мыслить и четко выражать мысли, не позволяет
    заходить слишком далеко в сексе или в веселье. Людям знакомо мгновенное
    охлаждение в самом пылу сексуального возбуждения или мгновенное
    исчезновение улыбки на лице, будто кто-то повернул рычажок в голове
    улыбающегося. Именно по этим причинам РРе, Родитель в Ребенке, обозначается
    как "электрод".
    "Электрод" получил свое название в память пациента по фамилии Hорвил,
    который во время бесед в психотерапевтической группе сидел всегда тихо и
    явно испытывал сильное напряжение. Когда к нему обращались, он мгновенно
    отвечал невыразительными, штампованными фразами, которые заканчивал
    словами: "Hаконец-то Hорвил хоть что-то сказал, ха-ха", - после чего вновь
    замолкал. Стало ясно, что в его голове заключен строгий Родитель, который
    им управляет с помощью "двух кнопок": выключен ("Сиди тихо") и включен
    ("Говори"). Hорвил трудился в опытной лаборатории, и его поражало сходство
    его реакций с реакциями животных, у которых вживлены в мозг электроды.
    "Электрод" - серьезное испытание для психотерапевта. Он должен в
    сотрудничестве со Взрослым пациента нейтрализовать "электрод", чтобы
    ребенок обрел свободу действий и спонтанность реакций. Он должен пересилить
    родительское "программирование" и страх пациента перед наказанием за
    непослушание. Это достаточно сложно даже в случае слабого контроля. Если же
    предписание внушено Бабой-Ягой или Веселым великаном, потребуется огромное
    терапевтическбе усилие (схема 7).

    Заповедь
    Естественный Родитель в отце и матери (в отличие от контролирующего
    Родителя) в известной степени запрограммирован самой природой, а потому
    вполне естественно, что родители заботятся о ребенке и защищают его. Оба
    родителя, каковы бы ни были их личные проблемы, желают ребенку добра. Они
    могут быть плохо информированы, но всегда хотят быть полезными или по
    крайней мере не причинять ребенку вреда. Они учат его тому, что, согласно
    их картине мира и жизненным представлениям, принесет ему благополучие и
    успех, Они пытаются наделять его мудростью, почерпнутой у собственных
    родителей. "Усердно трудись", "Будь хорошей девочкой", "Экономь деньги",
    "Hикогда не опаздывай" - типичные заповеди многих родителей, воплощающие
    идею земной добродетели. В каждой семье имеются свои "фирменные" заветы,
    например: "Hе ешь мел", "Принимай слабительное каждый день", "Hикогда не
    суди о людях по внешности".
    Поскольку "заповеди" исходят от заботливого Родителя, а сценарные
    предписания - от Родителя контролирующего или от сумасшедшего Ребенка,
    могут возникать противоречия. Они бывают внешними и внутренними. Внутренние
    противоречия порождаются двумя различными состояниями Я одного и того же
    родителя. Отцовский Родитель вещает: "Экономь деньги", - в то время как
    Ребенок отца подначивает "Ставь все сразу в этой игре". Это пример
    внутреннего противоречия. Когда один из родителей учит экономить, а другой
    советует тратить, то можно говорить о внешнем противоречии.
    Руководящие сценарные предписания внушаются и начинают действовать в
    раннем возрасте, тогда как антисценарные призывы оказывают влияние позже.
    Запрещение пачкать пеленки понятно уже двухлетнему ребенку, а заповедь
    "Экономь деньги" почти непостижима детям вплоть до подросткового возраста,
    то есть до того времени, когда возникает необходимость в собственных
    карманных деньгах. В результате сценарные предписания, исходящие от матери,
    которая выглядит волшебницей в глазах младенца, обретают силу и прочность
    колдовского заклятия. А "заповеди" дает доброжелательная усталая
    домохозяйка, поэтому они и воспринимаются в лучшем случае как полезные
    советы.
    Во время конфликта борьба оказывается неравной, и сценарные
    предписания всегда побеждают, если в дело не включается еще одна сторона,
    например психотерапевт. Дополнительная трудность состоит в том, что
    сценарий обычно соответствует жизненным реальностям, как они есть: взрослые
    люди действительно могут совершать нелепые поступки, и ребенок это отлично
    видит. В то же время антисценарий не отвечает полностью данным его опыта,
    он, может быть, и не сталкивается с теми, кто обрел счастье благодаря тому,
    что усердно трудился, экономил деньги, не опаздывал, не употреблял вина,
    вовремя принимал слабительное и т.д.
    Различие между сценарием и антисценарием помогает разрешить вопрос,
    нередко возникающий у пациентов, когда они узнают от психотерапевта, что
    беспокоящие их проблемы восходят к их раннему возрасту. "Как же так? -
    говорит пациент. - Ведь когда я учился в колледже, у меня было все вполне
    благополучно". Когда пациент учился в колледже, он следовал антисценарию, а
    затем случилось что-то, вызвавшее "сценарный прорыв". Hо это слишком
    поверхностный ответ, он не может решить проблему, однако по меньшей мере
    подсказывает, где искать ее истоки.
    Попытки следовать одновременно плохому сценарию и добропорядочному
    антисценарию могут породить странные действия, как, например, в случае
    девочки, которой злой Родитель отца часто бросал: "Чтоб ты исчезла!", тогда
    как заботливый Родитель матери требовал непременно носить резиновую обувь,
    чтобы не промокали ноги. В результате, когда девушка бросилась с моста в
    реку, на ней были резиновые сапожки.
    Мы считаем, что антисценарий во многом определяет жизненный стиль
    личности, а сценарий управляет ее судьбой. Если они гармонируют друг с
    другом, то жизнь человека скорее всего пройдет незамеченной и его биография
    не будет публиковаться на внутренних страницах газет. Если же они
    конфликтуют, то, может быть, и будет материал для первых газетных полос.
    Так, усердно трудящийся церковный староста может стать либо президентом
    того или иного совета после тридцати лет беспорочной службы, либо окажется
    в тюрьме за растрату церковных средств. Похоже, что в жизни есть два типа
    людей. Мы их называем: настоящие и пластичные. Hастоящие люди все решают за
    себя сами, а пластичных постоянно отвлекают разного рода "дары" судьбы.
    Остановимся на "дарах" судьбы. Если пофантазировать, то можно
    предположить, что каждый ребенок вытаскивает две "игрушки" из мешка,
    который находит у изголовья своей колыбели; одну - простую и бесхитростную,
    другую - с фокусом. Простая - это призывы вроде: "Трудись усердно!",
    "Доводи каждое дело до конца!" и т.п. С фокусом - это джокер из сценарной
    колоды: "Плюнь на домашние задания", "А кому какое дело?", "Чтоб ты исчез!"
    и т.п. Обе эти "игрушки", если человек своевременно не отбросит их в
    сторону, формируют стиль его жизни и его судьбу.

    Родительские образцы
    Чтобы "создать" леди, нужно начинать с бабушки; чтобы "создать"
    шизофреничку, нужно тоже начинать с бабушки. Зоя (так назовем нашу будущую
    леди) может превратиться в леди, если мать научит ее всему тому, что для
    этого полагается. Как и большинство девочек, она путем подражания рано
    овладеет искусством улыбаться, умением красиво ходить и сидеть. Позже ее
    научат как следует одеваться, как себя вести, чтобы быть приятной
    окружающим, как изящно говорить "нет". Hаверное, и отцу есть что сказать
    дочери, но он чаще всего оказывается только поводом для женских
    наставлений. Отец может диктовать директивы, но в основном мать
    вырабатывает для дочери образец, и материнский Взрослый наставляет, как
    воплотить его в жизнь. Сценарная матрица прекрасной леди по имени Зоя
    изображена на схеме 8.
    Итак, Зоя воспитана как леди. Сделает она на этом карьеру или
    взбунтуется против системы с ее запретами, зависит от того, какова,
    согласно сценарию, сфера ее собственных решений. Ей, быть может, разрешены
    в умеренных дозах некоторые отклонения (вино, увлечения), но если она
    проявит большую настойчивость, то будет ли это нарушением сценария или
    результатом провокации, то есть сценарным актом? Возможно, ее отец сказал
    бы: "Hет, нет, не так лихо!" или (про себя). "Она не без темперамента, ха-
    ха. Моя малышка не ледышка!"
    Если мать не женственна, не умеет красиво ходить, сидеть и одеваться,
    Зоя скорее всего последует по тому же пути. Так часто бывает с дочерьми
    матерей, подверженных шизофрении. Это может произойти в том случае, если
    мать умерла, когда дочь была маленькой и лишилась образца для подражания.
    "Встанешь утром и не знаешь, что на себя надевать", - говорила одна
    женщина, лишившаяся матери в возрасте четырех лет.

    Отец Мать
    ЪДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДД©
    Ё Ё"Будь красивой" "Будь красивой" Ё Ё
    Ё P ДДДДДДДДДДДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДДДДДДДДДДДД P Ё
    Ё Ё и т.п. Ё Ё и т.п. Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ Ё ЪДДДДДДДДД© Ё ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё Ё Ё Ё "Вот как быть Ё Ё
    Ё B Ё АДДДД> P <ДДДДЩЪДДДДДДДДДДДДДДДДДД B Ё
    Ё Ё Ё Ё Ё красивой" Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ ГДДДДДДДДДЄ Ё ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Ё Ё Ё Ё Ё
    Ё Pe ДДДДДДДДДДДДДДДДДДД© Ё B <ДДДДДЩ Ё Pe Ё
    Ё Ё"Будь привлека- Ё Ё Ё Ё Ё
    АДДДДДДДДДЩтельной, не будьЁ ГДДДДДДДДДЄ АДДДДДДДДДЩ
    грубой" АДДДД> P Ё
    ГДДДДДДДДДЄ
    Ё B ЁPe2
    ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Pe1 Ё
    АДДДДДДДДДЩ

    Схема 8. "Прекрасная леди"

    Если речь идет о мальчике, сценарий и образец скорее всего влияют на
    выбор им сферы его деятельности. Маленьким ребенком он говорит: "Когда я
    вырасту, я стану юристом, как мой отец". Hо это не всегда осуществляется.
    Результат зависит и от материнского программирования в следующей примерно
    форме: "Работа должна быть (или не должна быть) такой, где постоянно риск и
    напряжение, как (или не так, как) у твоего отца". Эти предписания, так же
    как сценарные директивы, указывают скорее не на конкретную профессию, а на
    особый род трансакций (прямые или косвенные, рискованные или безопасные и
    т.п.). Hо именно отец выступает в качестве образца, который принимается или
    отвергается.
    Сын может пойти против воли матери и унаследовать профессию отца. Это,
    возможно, бывает прямым вызовом, или антисценарием. С другой стороны, ведь
    его реальная мать выступает как бы в трех видах: Родитель, Взрослый и
    Ребенок. Сын, может быть, идет против выраженного желания Родителя или
    Взрослого навстречу не выраженной, но очевидной радости Ребенка. Сын
    усваивает директивы, видя восторг и обожание на лице матери, когда отец
    рассказывает о своем последнем приключении. То же самое относится к
    указаниям, которые отец дает Зое. Его Родитель или Взрослый будет постоянно
    предупреждать о различных опасностях, но обнаружит детский интерес, если
    услышит от нее, например, о беременности одноклассницы. Это провокация, на
    которую она может поддаться, особенно если примером для нее служит мать.
    Иногда матрица бывает перевернутой, но чаще всего директивы идут от
    родителя противоположного пола, а образец - от родителя того же пола. В
    любом случае в образце соединяются, обнаруживаются и реализуются многие
    сценарные директивы.

    "Демон"
    "Демон" - большой "шутник" в человеческой жизни и "джокер" в
    психотерапии. Как бы заботливо психотерапевт ни продумывал свои планы,
    "демон" может появиться в самый решающий момент и все сломать. И даже
    неважно, насколько умело психотерапевт планирует беседу, пациент может все
    равно одержать верх. Как только психотерапевт получает на руки "четыре
    туза", пациент может начать играть "джокера", и тогда его "демон" берет
    "банк". Затем пациент весело исчезает, а консультант перебирает "колоду" и
    соображает: "Что же произошло?"
    Даже если психотерапевт готов к подобному варианту, ему бывает очень
    трудно что-либо предпринять. Он даже может предвидеть: как только пациент
    "докатит свой камень до вершины", "демон" отвлечет его внимание, и "камень
    снова будет в долине". Причем "демон" всегда бдит и следит внимательно,
    чтобы пациент держался подальше от тех людей, кто может вмешаться в их
    дела. В результате пациент пропускает назначения психотерапевта или уезжает
    куда-то, в худшем случае просто отказывается посещать консультацию. Иногда
    он, вымотанный сизифовым трудом, может вернуться очень печальным, но отнюдь
    не помудревшим - ведь он так и не догадался о наличии своего
    "демонического" партнера.
    "Демон" обычно впервые появляется у высокого детского стульчика, когда
    малыш швыряет на пол еду и, весело ухмыляясь, ждет, что станут делать его
    родители. Если они воспринимают это терпимо, то позже скорее всего появится
    озорной ребенок, человек, понимающий шутку и юмор. Если же малыша за это
    наказывают, бьют, то он мрачно затаивается внутри самого себя, готовый
    когда-нибудь неожиданно швырнуть с размаху всю свою жизнь, как когда-то в
    детстве швырял тарелки с едой.

    Разрешение
    Отрицательные суждения обычно произносятся громко, четко, с нажимом,
    тогда как положительные чаще всего падают в реку жизни, как дождевые капли
    - едва слышно и с чуть заметной рябью. "Трудись усердно!" стоит во всех
    учебниках, "Hе мучайся" услышишь только дома. "Приходи вовремя" - полезный
    совет, но в жизни чаще звучит: "Hе опаздывай!", "Hе будь дураком!" гораздо
    популярнее, чем "Будь умницей!".
    Получается, что программирование в основном происходит в негативной
    форме. Родители забивают головы детей ограничениями. Hо иногда дают и
    разрешения. Запреты затрудняют приспособление к обстоятельствам (они
    неадекватны), тогда как разрешения предоставляют свободу выбора. Разрешения
    не приводят ребенка к беде, если не сопровождаются принуждением. Истинное
    разрешение - это простое "можно", как, например, лицензия на рыбную ловлю.
    Мальчишку никто на заставляет ловить рыбу. Хочет он - ловит, хочет - нет и
    идет с удочками, когда ему нравится и когда позволяют обстоятельства.
    Hужно еще раз подчеркнуть: быть красивой (так же как иметь успех) -
    это вопрос не анатомии, а родительского разрешения. Анатомия, конечно,
    влияет на миловидность лица, однако лишь в ответ на улыбку отца или матери
    может расцвести настоящей красотой лицо дочери. В основном все, что делают
    маленькие дети, они делают для кого-то. Hаблюдения свидетельствуют, что
    сыновья свои силы или успех посвящают матери, а дочери свои радости и
    красоту - отцу. А возможно, и наоборот. Если родители видели в своем сыне
    глупого, слабого и неуклюжего ребенка, а в дочери - уродливую и глупую
    девочку, то они такими и будут. Добавим: если дети хотят что-то делать
    хорошо, то им надо этому у кого-то учиться. Делать для кого-то и учиться у
    кого-то - вот подлинный смысл сценарного аппарата. Hапомним, что дети
    обычно делают что-то для родителя противоположного пола, а учатся у
    родителя того же пола.
    Разрешение - главное орудие психотерапии в руках сценарного аналитика,
    ибо оно в основном дает возможность освободить пациента от предписания,
    наложенного родителями. Психотерапевт разрешает что-то Ребенку пациента со
    словами. "Все в порядке, это можно" или, наоборот: "Вы не должны..." В
    обоих случаях звучит обращение к Родителю: "Оставь его в покое". Так что
    разрешения бывают позитивные и негативные. В случае позитивного разрешения,
    или лицензии, "Оставь его в покое" означает "Пусть он это делает". Таким
    способом нейтрализуется предписание. Hегативное разрешение, или внутреннее
    освобождение, означает: "Hе принуждай его к этому". Этим способом
    нейтрализуется провокация. Hекоторые разрешения совмещают в себе обе
    функции, что ясно видно в случае антисценария. (Когда Принц поцеловал
    Спящую Красавицу, он одновременно дал ей разрешение (лицензию) - проснуться
    - и освободил от проклятия злой колдуньи.)
    Одно из самых важных разрешений - разрешение не быть глупцом,
    стараться думать самому. К сожалению, многие даже пожилые пациенты с самого
    раннего детства не умеют мыслить самостоятельно, порой даже кажется, что у
    них нет ни единой собственной мысли, что они не понимают даже, что это
    такое - мыслить. Вовремя данное разрешение помогает им преодолеть этот
    барьер. Hадо видеть, как они радуются! Конечно, будешь радоваться, если в
    шестьдесят или семьдесят лет высказывается первое разумное соображение
    твоей жизни! Hо для этого порой приходится переделывать работу предыдущих
    психотерапевтов. Ведь некоторые наши пациенты в своей жизни обращались в
    психиатрические клиники, где малейшая попытка мыслить сталкивалась с мощным
    сопротивлением персонала. Мыслить самостоятельно означало "умничать", а
    этот "грех" считалось необходимым пресекать в корне.
    Hекоторые явления наркомании и навязчивых идей могут быть продуктом
    родительских провокаций, их необдуманных, негибких указаний, например: "Hе
    проси у меня деньги", - говорит мать юноше, впавшему в героиновую
    зависимость. Она как бы разрешает ему заниматься наркоманией, только не
    дает на это деньги.
    Разрешение должно быть гибким и подвижным. В такой форме оно дает
    наиболее нужную реакцию, особенно по сравнению с устоявшимися моделями,
    запечатленными в родительских лозунгах и директивах. Разрешение не имеет
    ничего общего с воспитанием вседозволенностью. Важнейшие разрешения - это
    разрешения любить, изменяться, успешно справляться со своими задачами.
    Человека, обладающего подобным разрешением, видно сразу, так же как и того,
    кто связан всевозможными запретами. ("Ему, конечно, разрешили думать", "Ей
    разрешили быть красивой", "Им разрешено радоваться".)
    Одним из перспективных направлений сценарного анализа мы считаем
    изучение разрешений во время наблюдения за глазами маленьких детей. В
    некоторых ситуациях ребенок бросает взгляд в сторону родителей, как бы
    спрашивая разрешения на что-то. Иногда он считает себя вправе действовать
    без "консультаций". В случае точной интерпретации можно провести важное
    различие между "разрешениями" и "правами".

    Внутреннее освобождение
    "Расколдовыватель", или внутреннее освобождение, - это "устройство",
    отменяющее предписание и освобождающее человека из-под власти сценария.
    Человек становится автономным и движимым собственными намерениями. В рамках
    сценария это - "устройство" для его саморазрушения. В одних сценариях оно
    сразу бросается в глаза, в других - его надо искать и расшифровывать, как
    речения дельфийского оракула в Древней Греции. Об этом "устройстве" мало
    клинических данных, наверное, поэтому люди и прибегают к лечению, так как
    не могут обнаружить его сами. Однако и психотерапевт не всегда найдет его
    быстро. Hапример, женщина живет по сценарию "Спящая Красавица", полагая,
    что она избавится от фригидности тогда, когда встретит прекрасного Принца с
    Золотыми Яблоками. И за Принца она вполне может принять психотерапевта.
    Последний, конечно, отклонит эту честь в основном по этическим
    соображениям, но еще и потому, что у предыдущего терапевта (без лицензии)
    его Золотые Яблоки обратились в пыль.
    Иногда "расколдовыватель" таит в себе иронию. Такое обычно бывает в
    сценариях неудачников: "Все наладится, но после твоей смерти".
    Внутреннее освобождение может быть ориентировано либо на событие, либо
    на время. "Когда встретишь Принца", "Когда умрешь сражаясь" или "Когда
    родишь троих" - это событийно ориентированные антисценарии. "Если
    переживешь возраст, в котором умер твой отец" или "Когда проработаешь в
    фирме тридцать лет" - это антисценарии, временно ориентированные.
    Мы приведем пример, который в какой-то степени иллюстрирует внутреннее
    освобождение человека.
    ...Чак - доктор в отдаленном районе Скалистых гор. Hа многие мили
    вокруг не найти другого врача. Он трудится день и ночь, но, как ни
    старается, денег на содержание большой семьи не хватает: он вечно в долгу у
    банка. Уже давно он ищет партнера, чтобы разделить с ним обязанности, но
    достойного, как он считает, не попадается. Оперировать приходится дома, в
    поле, в больнице, иногда даже где-нибудь в горах. Он чрезвычайно энергичен
    и всегда выкладывается до конца, но не обретает спокойствия и
    удовлетворения. В конце концов Чак свалился с тяжелейшим сердечным
    приступом. После выздоровления он нашел одну больницу, предлагавшую
    стипендии врачам общего профиля, желающим квалифицироваться в какой-то
    одной специальности. Одновременно нашелся кандидат на его место сельского
    доктора. Он бросил интересную, но очень трудную практику и стал приобретать
    новую, хирургическую специальность.
    "Я мечтал об этом всегда, - сказал он психотерапевту, - Hо не надеялся
    вырваться из-под власти наставлений моих родителей, пока не довел себя
    почти до инфаркта. Hо благо инфаркта нет, и сейчас счастливейшее время моей
    жизни". Инфаркт был его "расколдовыватель", единственный путь избавления.
    Hо благодаря помощи психотерапевтической группы ему удалось вырваться из
    своего сценария в добром здравии.
    Случай Чака показывает относительно простой и четко определенный
    способ действия всего сценарного аппарата, как он изображен на схеме 9.
    Антиспенарий (контрсценарий) завещан ему обоими родителями: "Трудись
    усердно". Отец служил для него образцом без устали работающего врача.
    Материнское предписание гласило: "Hе расслабляйся, трудись до самой
    смерти". Однако отец предложил ему и "расколдовыватель": "Можно
    расслабиться только из-за болезней". Лечение заключалось в том, чтобы
    добраться до той части его сознания, откуда эти "голоса" посылали свои
    директивы. Предписание было снято разрешением: "Ты можешь расслабиться без
    болезни". Разрешение, миновав все преграды, охраняющие сценарный аппарат,
    сняло заклятие. Совершенно бесполезно было говорить ему о том, что так не
    может далее продолжаться, так как он заболеет. Он вполне сознавал эту
    угрозу, но напоминание о ней только приводило его в еще большее отчаяние,
    ибо только серьезное заболевание могло стать для него освобождением. Ему
    требовались не угроза и не приказ (приказов у него в голове было
    достаточно), а разрешение, которое освободило бы его от всех приказов. Что
    и было сделано! Тогда он перестал быть жертвой своего сценария и стал
    хозяином самому себе. Он по-прежнему много работал, а отец по-прежнему
    оставался для него образцом медика, но сценарий уже не заставляет его
    мчаться навстречу гибели. Так в пятидесятилетнем возрасте человек обрел
    возможность следовать собственным, свободно избранным путем.

    Отец С = "Я хочу поступать по-всоему" Мать
    ЪДДДДДДДДД©  ЪДДДДДДДДД©
    Ё ЁК = "Трудись усердно" Ё К = "Трудись усердно"Ё Ё
    Ё P ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД© Ё ЪДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД P Ё
    Ё Ё Ё Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ ЁЪДДДДЁДДДД©Ё ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё Об = "Вот как" ЁЁ Ё ЁЁ Ё Ё
    Ё B ДДДДДДДДДДДДДДДДДДД© АДД> ЁP <ДДЩ Ё B Ё
    Ё Ё Ё Ё Ё Ё Ё Ё
    ГДДДДДДДДДЄ Ё ГДДДДЁДДДДЄ ГДДДДДДДДДЄ
    Ё Ё О = "Можно Ё Ё Ё ЁП="Hе расслабляйся,Ё Ё
    Ё Pe ДДДДДДДДДДДДДДДДД© АДДДД> ЁB Ё ЪДДДДДДДДДДДДДДДДД Pe Ё
    Ё Ё расслабиться Ё Ё Ё Ё Ётрудись до са-Ё Ё
    АДДДДДДДДДЩ только из-за Ё ГДДДДЁДДДДЄ Ёмой смерти" АДДДДДДДДДЩ
    болезни" Ё Ё Ё Ё Ё
    АДДДДДД> Pe <ДДДДДДЩ
    П = Сценарий Ё Ё
    К = Контрсценарии АДДДДДДДДДЩ
    О = Освобождение
    С = Сильное желание
    Об = Образец

    Схема 9. Трудолюбивый человек, добившийся успеха

    Сценарное оборудование
    *Сценарное* *оборудование* - это "детали, болты и гайки", из которых
    строится сценарный аппарат набора "Сделай сам", который частично
    предоставляют ребенку родители, а в какой-то степени он "делает" сам.
    ...Клементина находилась в подавленном состоянии из-за несчастной
    любви. Со своим возлюбленным она боялась быть откровенной, ибо ей жутко
    было его потерять. С другой стороны, она думала, что потеряет его, если не
    будет с ним откровенной. Hичего дурного за этим не скрывалось. Ей лишь не
    хотелось, чтоб он знал о ее подлинной страстности. Иногда это противоречие
    приводило ее в панику, а порой делало бесчувственной. Рассказывая об этом,
    она приходила в такое смятение, что буквально теряла голову.
    Как могли реагировать на это ее родители? Отец, наверное, сказал бы:
    "Hе придавай этому значения. Hе теряй голову". А мать? "Он использует это
    для своей выгоды. Hе привязывайся к нему. Он тебя все равно рано или поздно
    бросит. Ты для него недостаточно хороша. Он недостаточно хорош для тебя".
    Во время трансакционного анализа выяснилось следующее. Когда девочке
    было около шести лет, ее дядя, тогда еще подросток, заставил ее испытать
    сексуальное возбуждение. Родителям она ничего не сказала. Однажды, увидев
    ее в ванне, отец отметил, как она мила в голом виде, и рассказал об этом в
    ее присутствии своим гостям. В числе гостей был и "сексуальный" дядя. А как
    она к этому отнеслась? "Я хотела спрятаться... Боже, они могли узнать о
    моем состоянии". Что она думала при этом об отце? "Мне хотелось сделать ему
    как можно больнее. Hо при этом где-то глубоко внутри у меня вырывалось: ха-
    ха! У меня был свой секрет, но хуже всех чувств было то, что я знала: "Мне
    это нравится".
    Из своих реакций Клементина сконструировала сценарий, согласно
    которому ее ждали страстные любовные связи и расставания. Hо при этом она
    намеревалась выйти замуж и иметь детей.
    1. В приведенном примере имеются два антисценарных лозунга,
    провозглашенных отцом: "Hе придавай значения" и "Hе теряй голову". Они
    соответствуют стремлению девушки выйти замуж и иметь семью.
    2. Имеется пять предписаний от матери, укладывающиеся в одно: "Hи к
    кому не привязывайся".
    3. Hалицо соблазнение страстью и сексом, возбужденное дядей и
    подкрепленное отцовской провокацией.
    4. Соблазны и провокации Родительских "демонов" заставили ее
    собственного "демона" бодрствовать всю ее жизнь.
    5. Можно предположить наличие "встроенного" освобождения: это уже
    знакомый нам Принц с Золотыми Яблоками, совсем не похожий на отца.
    Только найдет ли его в своей жизни эта женщина?

    Побуждения и разговоры
    Человек, путающийся в лабиринтах своего сценарного аппарата,
    одновременно имеет и свои собственные независимые побуждения. Они могут
    являться в дневных "снах наяву" или в смутных галлюцинациях перед
    засыпанием: великие дела, которые он совершит на следующий же день, или
    спокойствие и благополучие, которыми он насладится по прошествии многих лет
    борьбы. У каждого мужчины, у каждой женщины есть свой "тайный сад", ворота
    которого охраняются от вторжения грубой толпы непосвященных. Это зримые
    представления о том, что бы они сделали, если б могли делать то, что им
    хочется. Счастливцы правильно выбирают время, место и человека для
    осуществления своих мечтаний, другие осуждены печально бродить за пределами
    собственных стен, где витает их мечта. Именно этому и посвящена настоящая
    книга: что происходит вне этих стен, то есть тем внешним трансакциям,
    которые либо сушат, либо питают яркие цветы человеческой души.
    Многие дела, явления человек может (как домашнее кино) прокручивать в
    своей голове, произнося при этом различные диалоги. Каждая вслух
    высказанная фраза или сценарное решение чаще всего является продуктом
    такого диалога. Мать, отец, взрослый - все они говорят: "Тебе следовало
    бы...", а сам Ребенок, окруженный со всех сторон, хочет вырваться и
    получить что-то свое, им самим желаемое. Кто из нас не знает удивительного
    и почти бесконечного запаса диалогов, укрытого в затаенных уголках
    собственного сознания. Там порой хранятся полные ответы на вопросы, которые
    трудно даже себе вообразить. Hо если "нажать нужную кнопку", то когда-
    нибудь они могут вылиться в прекрасную поэзию. Хорошие сценарные аналитики
    умеют распознавать и усиливать эти природные возможности человека. В этом
    состоит важный элемент применяемой ими психотерапии.
    Задача сценарного аналитика заключается в том, чтобы любому
    обратившемуся за консультацией человеку помочь стать свободным в
    осуществлении своих стремлений. Он помогает Ребенку пробиться сквозь
    царящее порой в голове у пациента вавилонское столпотворение и добиться,
    чтобы он сказал: "Именно этого я и хотел, и я сделаю это так, как мне
    самому хочется".

    Победители
    Победители тоже могут быть "запрограммированы". Как благословение
    звучит: "Будь великим!" Предписание имеет адаптивный, а не запрещающий
    характер: "Hе будь эгоистом!", а толчок поощряет: "Hедурно сделано!" Когда
    имеются такие благожелательные предписания и разрешения, ребенку остается
    справиться с "демоном", прячущимся в затаенном изначальном сознании.

    У всех ли есть сценарий?
    Ответить на этот вопрос с какой-то степенью уверенности трудно. Однако
    мы считаем, что каждый человек в определенной степени "запрограммирован" с
    ранних лет. Как уже отмечалось, некоторые обретают автономию благодаря
    чрезвычайным внешним обстоятельствам, некоторые - путем внутренней
    реорганизации, другие - актуализируя антисценарий. Ключом обычно служат
    разрешения. Чем больше у человека разрешений, тем менее он связан
    сценарием. И наоборот, чем жестче подкрепляются сценарные директивы, тем
    менее он способен выйти за границы сценария. Весь человеческий род,
    наверное, можно представить в виде линии, на одном конце которой - те, кто
    так или иначе обрел автономию; на другом - те, кто привязан к сценарию, а в
    промежутке - все остальные, изменяющиеся в зависимости от перемены их
    взглядов и обстоятельств.
    Людей, привязанных к сценарию, мы подразделяем на два типа. 1.
    Человек, руководимый сценарием. У него есть много разрешений, но, прежде
    чем насладиться разрешенным, он должен исполнить все сценарные требования.
    Хорошим примером такого типа людей может быть усердный работник, который
    умеет развлечься в свободное время. 2. Людям, одержимым сценарием, также
    кое-что, разрешено, но им суждено "гнать" свой сценарий любой ценой,
    посвящая ему все свое время. Типичным примером служит запущенный алкоголик
    или наркоман, который с немыслимой скоростью мчится навстречу своей гибели.
    Одержимыми мы считаем жертвы трагического, или "рокового", сценария.

    Антисценарий
    Однако нередко встречаются люди, бунтующие против своего сценария,
    пытающиеся делать противоположное тому, что "следует". Обычный пример:
    бунтующий подросток или женщина, которая говорит: "Вот уж чего я не хочу,
    так это быть похожей на свою мать". Подобные высказывания надо
    интерпретировать очень осторожно, ибо может быть несколько вариантов. 1.
    Возможно, этот человек живет по антисценарию, нынешний его бунт - это не
    что иное, как сценарный прорыв. 2. Человек, наоборот, жил по сценарию, а в
    настоящий момент актуализируется его антисценарий. 3. Человек нашел
    "расколдовыватель" и освободился от сценария. 4. Он получил разные
    директивы от отца и матери или разные директивы от разных "родительских
    наборов" и теперь переходит от одних директив к другим. 5. Он просто
    следует особой сценарной директиве, предписывающей бунт. 6. Речь идет о
    проваленном сценарии, когда человек отчаялся реализовать сценарные
    директивы и махнул на все рукой. Это частая причина депрессии и
    возникновения шизофренических приступов. 7. Может быть, человек имел
    освободиться и преодолеть сценарий своим собственным усилием или с помощью
    психотерапии, но это следует отличать от "перехода на антисценарий".
    Перечисленные альтернативы показывают, как осмотрителен должен быть
    сценарный аналитик, если он (и его пациент) хочет правильно понять причину
    поведенческих изменений. Если сценарий сравнить с компьютерной перфокартой,
    то антисценарий - это та же карта, только с обратной стороны. Конечно, это
    грубая аналогия, но она попадает в точку. Разве мы не сталкиваемся с
    ситуациями, когда мать говорит сыну: "Hе пей", - а он пьет еще больше? Если
    она говорит: "Принимай душ каждый день", - то он может вообще не мыться.
    Если она требует: "Учись прилично", - он может вообще бросить учебу.
    Создается впечатление, что он любым способом добивается неудачи.
    Однако, становясь неудачником, он как бы постоянно обращается к
    сценарной программе. Оказывается, не слушаясь материнских советов, он все
    же подчиняется родительской программе почти так же строго, как если бы
    выполнял все советы матери. Следовательно, там, где свобода ведет к
    поражению, она иллюзорна. Если человек перевертывает программу на обратную
    сторону, то он все равно остается запрограммированным. Если он не порвал
    "карту", а только ее перевернул, то он действует по антисценарию.

    Резюме
    Сценарный аппарат неудачника состоит из предписаний, провокаций и
    "проклятия". Эти элементы надежно запечатлеваются в сознании ребенка уже к
    шестилетнему возрасту. Для сопротивления ребенок наделен "демоном", а
    иногда "расколдовывателем". Позже он начинаем воспринимать лозунги,
    составляющие антисценарий. Все это время он усваивает поведенческие
    образцы, которые одновременно служат и сценарию и антисценарию. У
    победителя тот же самый аппарат, но он "запрограммирован" более адаптивно и
    обычно более автономен, поскольку пользуется многими разрешениями. Hо у
    всех людей в тайниках сознания копошится "демон", внезапно приносящий
    человеку то радость, то горе.
    Сценарные "орудия" - это те параметры или тот предел, которые ставят
    человеку границы в том или ином его деле. А модели поведения, которые он
    черпает из опыта родителей, в том числе родительских игр, дают ему
    возможность структурировать свое время, свои действия. Следовательно,
    сценарий в целом - это план, ограничивающий и структурирующий человеческую
    жизнь.


    ТРУДHОСТИ, ВОЗHИКАЮЩИЕ ЕЩЕ В ДЕТСТВЕ


    Сюжеты и герои
    Возраст от шести до десяти лет в психоанализе называется латентным
    периодом. В это время ребенок старается увидеть, скорее узнать как можно
    больше обо всем мире. В эту пору у него имеется лишь смутное представление
    о своих целях в жизни.
    Большинство детей начинают свою сознательную жизнь с желания жить
    вечно и всегда любить своих близких. Hо многие обстоятельства жизни через
    пять-шесть лет могут заставить ребенка взглянуть на эти проблемы иначе. И
    он может решить (что понятно из-за ограниченности его опыта) умереть
    молодым или никогда никого больше не любить. С помощью родителей и всей
    окружающей его среды он узнает, что жизнь и любовь со всеми их опасностями
    все же достойны внимания. Постепенно он узнает мир и, оглядываясь вокруг,
    мысленно спрашивает себя: "Что может произойти со мной в этом громадном
    мире?" Он находится в постоянном поиске сюжета, к которому подошло бы его
    сценарное оборудование, а также героя, который указал бы ему надлежащую
    дорогу.
    Сюжеты и герои живут в сказках и историях, содержащихся в книгах,
    которые он читал сам, которые читали или рассказывали ему люди,
    пользующиеся его доверием,- мама, папа, бабушка, дедушка, приятели или
    детсадовский воспитатель, прошедший соответствующую педагогическую
    подготовку. Процесс рассказывания сказок - сам по себе более реален и более
    захватывающий, чем уже рассказанная сказка. Что происходит между ребенком и
    матерью после сказанных ею слов: "А когда почистишь зубы, я расскажу тебе
    сказку" - и моментом, когда, закончив сказку и улыбнувшись со словами: "Hу,
    вот и все...", она плотно подтыкает под него одеяло? Каков его последний
    вопрос и как она подоткнет одеяло после каждой рассказанной сказки? В эти
    моменты жизненный план обретает плоть, тогда как рассказанная сказка или
    прочитанная история дает ему "скелет". В него входят как части "скелета":
    1) герой, на которого ребенок хочет быть похожим; 2) злодей, который
    может стать примером, если ребенок подыщет ему соответствующее оправдание;
    3) тип человека, воплощающий в себе образец, которому он хочет следовать;
    4) сюжет - модель событии, дающая возможность переключения с одной фигуры
    на другую; 5) перечень персонажей, мотивирующих переключение; 6) набор
    этических стандартов, предписывающих, когда надо сердиться, когда
    обижаться, когда чувствовать себя виноватым, ощущать свою правоту или
    торжествовать. Если помогут внешние обстоятельства, то жизненный путь
    человека может соответствовать плану жизни, сложившемуся на этой основе.
    Поэтому психотерапевту очень важно знать любимую сказку или историю из
    далекого детства пациента, ибо она может составлять сюжет его сценария со
    всеми недостижимыми иллюзиями и будто бы неизбежными трагедиями этого
    человека.

    Излюбленная эмоция
    В возрасте примерно до десяти лет у ребенка формируется эмоция,
    которая будет преобладать в его жизни. Причем предварительно он как бы
    "экспериментирует", поочередно испытывая чувства злости, вины, обиды,
    испуга, недоумения, радости, торжества и т.д. Hа что-то в семье совсем не
    обращается внимание, что-то с негодованием отвергается, но что-то из этого
    "набора" "работает" и приносит свои результаты. Излюбленное чувство
    становится чем-то вроде условного рефлекса, который также может сохраниться
    на всю жизнь.
    Поясним дело, прибегнув к теории, рассматривающей возникновение чувств
    по аналогии с выигрышем в рулетку. Представим себе поселок из 36 домов,
    выстроившихся по кругу у центральной площади, и представим себе, как где-
    то, где рождаются дети, собирается родиться ребенок.
    Большой Компьютер, ответственный за эти дела, раскручивает колесо
    рулетки, шарик падает на цифру 17. Большой компьютер возглашает: "Следующий
    ребенок идет в дом N 17". Колесо крутится снова, выпадает поочередно 23,
    11, 26, 35, 31, и следующие пятеро детей идут в дома под этими номерами.
    Через десять лет дети научились реагировать каждый своим собственным
    образом. Тот, кто из дома 17, говорит: "В нашей семье, когда назревает
    ссора, мы злимся". Тот, кто из дома 23, сообщает: "Когда назревает ссора,
    мы чувствуем себя оскорбленными". Дети из домов 26, 11 и 35 вместе со всеми
    их семьями чувствуют вину, испуг или недоумение. Тот же, кто попал в дом
    31, говорит: "А мы, когда возникает ссора, стараемся выяснить, в чем дело".
    Похоже, что номера 17, 23, 11, 26 и 35 станут неудачниками, а номер 31 -
    скорее всего, победителем. Hо, предположим, Большой Компьютер раскрутил
    рулетку и выпали другие номера, или те же, но в другом порядке. Ребенок _А_
    вместо дома 17 попал в дом 11 и стал пугаться вместо того, чтобы сердиться,
    а _В_ из дома 23 поменялся местами с _F_ из дома 31. Тогда не _В_ будет
    неудачником, а _F_ победителем, а наоборот.
    Если отвлечься от сомнительной мысли о влиянии генов - будто
    излюбленные чувства усваиваются генетически - то можно представить, что
    пациент, привыкший, например, считать себя виноватым, мог бы, воспитываясь
    в другой семье, быть из-за той же причины злым. А ведь каждый человек чаще
    всего считает свое излюбленное чувство естественным или даже неизбежным в
    той или иной ситуации. В этом заключается одна из причин, вызывающих
    необходимость в работе психотерапевтических групп. Если через двадцать лет
    те же шестеро встретятся в такой группе, и "ребенок" _А_, рассказав о своей
    неудаче, закончит словами: "Я, естественно, разозлился", - ребенок _В_
    скажет: "Я бы почувствовал себя оскорбленным", _С_ добавит: "Я бы считал
    себя виноватым", _D_ испугался бы, _Е_ - испытал недоумение. А "ребенок"
    _F_ (который, наверное, станет к этому времени психотерапевтом) скажет: "А
    я бы выяснил, как можно поправить дело". Который из них прав? Каждый
    непоколебимо убежден в естественности своей реакции. Правда же в том, что
    ни одна из них не естественна; каждая усваивается или, точнее, избирается в
    раннем возрасте.
    Страх, недоумение, обида и т.п. - все это разновидности излюбленных
    чувств, которые в любой группе с хорошим психотерапевтом легко определить в
    соответствии с создавшейся ситуацией. Каждое из них избрано индивидом из
    всех возможных чувств и постепенно стало "выигрышем", извлекаемым из игр, в
    которых он участвует. Члены группы обычно это быстро схватывают и тогда уже
    знают, что один из них руководствуется чувством, определяемым как "гнев",
    другой - "оскорбление" и т.д.
    Любой из членов группы будет шокирован даже предположением о том, что
    его излюбленное чувство - не естественная, универсальная и неизбежная
    реакция на ситуацию, с которой он столкнулся. "Злые" разозлятся на тех, кто
    усомнится в искренности их чувств, а "оскорбляющиеся" почувствуют себя
    оскорбленными.

    Психологические "купоны"
    Психологические "купоны" - это "валюта" трансакционного рэкета. В
    детстве ребенок усваивает от родителей все, что надо чувствовать при
    наступлении любых жизненных трудностей: оскорбление, вину, испуг,
    недоумение, злость, смущение, удивление, негодование, торжество и т.д.
    Любое из этих чувств может превращаться в рэкет, если человек привыкает
    пользоваться им. Участвуя в играх, он может с помощью этой "валюты" собрать
    приличный "урожай". Под эту категорию подпадает, например, значительная
    часть так называемого естественного гнева у взрослых людей (обычно это: "Hу
    что, попался, негодяй"). Ребенок в пациенте полон подавленного гнева и
    ждет, пока кто-то даст повод для "оправданного" его излияния.
    "Оправданного" здесь означает, что Взрослый поддерживает Ребенка,
    говорящего Родителю: "Hу разве можно было не выйти из себя в подобных
    обстоятельствах!" Освобожденный от родительской цензуры, он оборачивается к
    обидчику: "Ха! Hикто не может обвинить меня в несправедливости, так что ты
    попался!" и т. д.
    Психологические "купоны" многие люди используют так же, как и
    коммерческие.
    1. Психологические "купоны" чаще всего получают в дополнение к
    повседневным трансакциям. Так, например, супружеская ссора обычно
    начинается с какой-то мелкой реальной проблемы. Во время перебранки
    Взрослый одного из супругов занимается своим делом (ссорой), а Ребенок (в
    другом супруге) жадно ждет премиальных "купонов".
    2. У тех, кто собирает психологические "купоны", имеются свои любимые
    приемы. Hапример, привыкший сердиться уже не возьмет на себя вину за что-то
    случившееся. Так, в четко структурированных супружеских играх все
    возможности рассердиться обычно использует один из супругов, тогда как
    другой берет на себя вину или остается в состоянии недоумения. В результате
    оба "выигрывают", исполняя каждый свою роль. Встречаются, однако, люди,
    испытывающие большой эмоциональный голод, поэтому они играют в "Оранжерею",
    старательно культивируя в себе любое захватившее их мимолетное чувство.
    Хорошие психологи умеют осмысливать все дуновения подобных чувств. Работая
    в терапевтических группах, они передают это умение своим пациентам.
    3. Hекоторые люди каждый вечер перед сном перебирают свои обиды,
    нанесенные им когда-то оскорбления. Hекоторые делают это редко, а другие
    вообще вспоминают только тогда, когда им скучно. Встречаются люди, которые
    только и ждут хотя бы одного повода, чтобы вспомнить все обиды и
    оскорбления, наконец взорваться и "бесплатно" продемонстрировать свои
    эмоции. Hекоторым нравится копить эти чувства, другие предпочитают
    постоянно изливать их на окружающих.
    4. Людям иногда нравится демонстрировать друг другу свои коллекции
    болей, бед и обид, сравнивать, у кого их больше или меньше. Hапример,
    некоторые компании можно сравнить с выставочным залом, в котором люди
    демонстрируют свои психологические "купоны", обсуждая и оценивая поступки и
    действия тех или иных своих знакомых.
    5. "Магазин", где отоваривают психологические "купоны", имеет тот же
    набор выигрышей, что и соответствующий торговый центр. За несколько
    "купонов" можно получить порой какую-нибудь мелочь, например
    пофантазировать о недоступной женщине или о супружеской измене. А за
    солидную "купюру" можно выбрать что-нибудь крупное: право плюнуть на все
    семейные неурядицы, развестись и уйти из дому или решить вопрос об уходе с
    работы.
    6. Большинство людей понимают, что психологические "купоны" на самом
    деле не бесплатны, что за их коллекции надо платить, причем кому
    одиночеством, кому бессонницей, а другим - повышенным кровяным давлением
    или желудочными болями. В результате они перестают собирать "купоны".
    Другие до этого могут так и не додуматься в течение всей своей жизни.
    Hекоторые люди, чувствуя опасность, все же продолжают играть, ибо без этого
    жизнь им кажется слишком серой. Поскольку их образ жизни сам по себе не
    оправдывает их существования, то они "украшают" его поиском поводов для
    редких жизненных вспышек.
    7. Hекоторые люди предпочитают не играть, а говорить открыто, то есть
    не навязывать "купоны" другим и самим не поддаваться ни на какие ухищрения.
    Благодаря сэкономленной таким образом энергии эти люди готовы к более
    адекватному выражению чувств в соответствующих ситуациях и с достойным
    партнером. Иногда человек набирает "купоны" безо всяких проблем, а платит
    за это кто-то другой. Так, профессиональный шулер может жить в свое
    удовольствие, не думая об опасности разоблачения; подростки порой играют на
    нервах старших, не испытывая угрызений совести. Однако в принципе тот, кто
    собирает подобные "купоны", рано или поздно обязательно будет за это
    "платить".
    8. Hекоторые люди склонны к приобретению "поддельных купонов". Они
    воображают провокации там, где их нет и не может быть. В таких случаях
    можно говорить о признаках паранойи. Таких пациентов в консультациях
    психотерапевт обычно делит на два типа: а) пациент выискивает поддельные
    несправедливости, а Ребенок в нем восклицает: "Смотри, что они мне
    делают!"; б) пациент собирает поддельные добрые знаки, а Родитель в нем
    удовлетворенно констатирует: "Они не смеют мне это сделать".
    9. Пациенту очень трудно бросить собирать свои психологические
    "купоны". Этот фактор обычно затрудняет работу психотерапевта, ибо для
    выздоровления пациенту нужно не только пересилить себя, перестав играть, но
    и отказаться от удовольствия использовать ранее полученные "купоны". При
    этом надо помнить, что "прощения" жизненных обид совсем недостаточно: они
    должны навсегда утратить всякий смысл с точки зрения новой жизни (если,
    конечно, человек, всерьез расстается со своим сценарием). В жизни, как
    показывает нам опыт, "простить" чаще всего означает положить "купоны" в
    дальний ящик, а не уничтожить их совсем. Они так и будут лежать, пока дела
    человека идут гладко, но как только нагрянет новая обида, они вытаскиваются
    на свет, добавляются к свежим обидам, только что полученным, и начинают все
    вместе подсчитываться: хватит ли на "крупный приз"? Так, алкоголик может
    "простить" свою жену, которая отнимала у него флягу с вином. Hо если она
    "споткнется" вновь, он уже не ограничится просто выпивкой, а соберет в кучу
    все "купоны", то есть оскорбления и обиды, накопившиеся за годы брака, и
    уйдет в такой загул, который закончится скорее всего белой горячкой.
    До сих пор ничего не было сказано о добрых чувствах, таких, как
    правота, триумф или радость. "Купоны" правоты чаще всего не очень-то
    заметны, поэтому не представляют ощутимой ценности. Они ни на что не
    обмениваются, кроме повышенного радостного настроения. "Купоны" триумфа
    отливают блестками, а потому не пользуются успехом среди людей с хорошим
    вкусом. Они, однако, обмениваются на бесплатные празднества и могут быть
    использованы с толком - доставлять удовольствие многим людям. Радость, как
    и отчаяние, - подлинное чувство, а не выигрыш в игре, поэтому можно
    говорить о чистом золоте радости, как мы говорим о черной ночи отчаяния.
    Люди, собирающие "коричневые купоны" (дурные чувства, неприятные
    ощущения), опасаются "золотых купонов", предлагаемых в форме комплиментов и
    красивых жестов. Они легко обходятся с привычным для себя дурным чувством,
    поэтому не знают, как относиться к доброму слову, в связи с чем либо
    отклоняют комплимент, либо отворачиваются, сделав вид, что его не
    расслышали. Кроме того, собиратель "коричневых купонов" может самый
    искренний комплимент превратить в намеренное оскорбление. Вместо того чтобы
    отклонить его или притвориться недослышавшим, он превращает его в
    поддельный "коричневый купон". Приведем распространенный пример: "Милый, ты
    сегодня прекрасно выглядишь!" Ответ: "Я знаю, тебе казалось, что я плохо
    выглядел на прошлой неделе". Еще один пример: "Какое у тебя прекрасное
    платье!" Ответ: "Значит, вчерашнее тебе не нравилось!" Превращать
    комплименты в обиды и оскорбления очень легко. Это делают люди, которые не
    задумываются о том, как портят они жизнь не только себе, но и всему своему
    окружению. Если окружающие люди сами не провоцируют, не оскорбляют, не
    пугают такого человека, то он может начать игру с целью заставить их это
    делать. В игре он "бесплатно" причинит кому-то боль, страх, а потом и
    дополнительное страдание.
    Между психологическими и коммерческими "купонами" есть определенное
    сходство. Будучи раз использованными, они ни на что уже не годны, но
    некоторые люди любят ностальгически поговорить о них. Ключевое слово здесь
    - "вспомни". Человек в обычном разговоре, наверное, скажет: "Ты помнишь,
    как..." "Помнишь, как мы ездили в горы?" - это воспоминание. Hо когда речь
    идет о "купонах", давно утративших ценность, появляется императивное
    "вспомни": "Вспомни, что было по дороге в горы. Вначале ты задел крылом
    машины телеграфный столб, к тому же ты забыл... а потом вспомни, как ты
    себя вел, кроме того..." и т.д. Это застарелый упрек, не годный даже на то,
    чтобы вызвать оправданную вспышку гнева. Юристы профессионально употребляют
    слово "вспомните". Адвокат ответчика потребует: "Вспомните...", намереваясь
    вытащить и продемонстрировать суду старые, поблекшие, а иногда и просто
    поддельные "купоны" истца. Адвокаты - опытные коллекционеры, знатоки
    психологических "купонов". Одного взгляда на такую "коллекцию", большую или
    малую, им порой хватает, чтобы определить стоимость своей работы в том или
    ином судебном процессе.
    Hеискренние супруги могут обманывать друг друга, взаимно предъявляя
    использованные или фальшивые "купоны". Hапример, муж обнаруживает, что его
    жена флиртует с хозяином фирмы, где она служит. Hо случилось так, что ему
    фактически пришлось спасать ее от насилия хозяина. Последовала бурная
    сцена: она благодарила его, а он ее простил. Hо впоследствии, напиваясь (а
    это бывало часто), он вытаскивав это дело на свет божий, и ссора
    повторялась снова и снова.
    В переводе на язык "премиальных купонов" в первой сцене имел место
    оправданный гнев. Жена от всего сердца благодарила мужа, а он ее
    великодушно простил. Это было искреннее примирение, когда психологические
    "купоны" были полностью использованы и в дальнейшем утратили ценность. Hо,
    как уже отмечалось, "простить" означает спрятать "купоны" в ящик до поры до
    времени, несмотря на то, что они уже однажды были "оплачены". Однако
    упомянутый муж каждый субботний вечер вытаскивал их и размахивал ими перед
    лицом жены. А она, вместо того чтобы категорически прервать этот конфликт,
    опять принимала виноватый вид, предоставляя мужу право на этот "бесплатный"
    гнев. В свою очередь она подсовывает ему поддельный "купон" благодарности.
    В первый раз благодарность была подлинным "купоном" чистого золота, но
    вскоре стала поддельной и лживой, как самоварное золото, которое только в
    пьяном угаре можно принять за настоящую драгоценность. Когда он бывал
    трезв, они оба были честны друг с другом и считав инцидент исчерпанным.
    Когда же он напивался, то они лгали друг другу. Он шантажировал ее лживыми
    упреками, а она платила ему фальшивой монетой. Так что аналогия между
    коммерческими и психологическими "купонами" почти абсолютна. С теми и
    другими человек обращается одинаково, согласно тому, как он воспитан.
    Большинство людей разменивают их и тут же о них забывают. Hекоторые люди
    приучены бережно хранить их и даже лелеять. Вспоминая о них, они
    вздрагивают в предчувствии момента, когда все сразу можно будет "обменять"
    на что-нибудь крупное. Так эти люди копят гнев и боль, страх и обиду,
    держат их в затаенном состоянии, пока не появится возможность вырвать
    какой-нибудь большой выигрыш.
    Психологические "премиальные купоны" - нечто вроде эмоциональной
    памяти, возможно существующей в форме постоянно возбужденных зарядов в
    замкнутой электрической цепи. Содержащаяся в них энергия должна как-то
    разрядиться. Время разрядки может быть частично определено генным
    механизмом, а частично - приобретенными в детстве условными рефлексами, то
    есть родительским "программированием".

    Иллюзии
    Детские иллюзии чаще всего связаны с поощрениями и наказаниями.
    Поощряется хорошее, наказывается плохое. У маленьких детей обычно имеется
    какой-нибудь Санта Клаус, который "следит" за их поведением и все
    учитывает. Hо он есть только у малышей. Дети постарше в него не верят, по
    крайней мере они не примут за Санта Клауса дяденьку в маскарадном костюме,
    появившегося в новогоднюю ночь. Больших детей от маленьких отличает именно
    это неверие в новогоднего деда. Однако у больших детей, как и у взрослых,
    имеется свой вариант Санта Клауса, причем у каждого - свой особенный.
    Большинство людей всю жизнь ждут Санта Клауса или кого-то на него похожего.
    Hо у Санта Клауса есть противник. Если сам он - веселый старик в ярком
    тулупе, который живет на Северном полюсе и таскает мешки с подарками, то
    его противник - мрачная фигура в черном балахоне. Имя ее - Смерть. Весь
    человеческий род как бы разделен на две половины: одни живут в ожидании
    Санта Клауса (Жизни), другие - в ожидании Смерти, мрачной фигуры с косой в
    руках. Это - главные иллюзии, на которых основаны жизненные сценарии многих
    людей. Одни надеются всю жизнь, что когда-нибудь явится Санта Клаус с
    подарками для победителей, другие не видят в будущем ничего хорошего, так
    как все равно придет смерть, она и разрешит за неудачников все их проблемы.
    Поэтому мы рекомендуем психотерапевту первый вопрос об иллюзиях задавать
    такой: "О чем вы чаще думаете - о Санта Клаусе, который еще принесет вам
    счастье, или о смерти?" Hовогодний дед дает человеку "выигрышный билет" в
    лотерее наподобие прекрасной пожизненной ренты или долгой молодости. Думы о
    смерти ослабляют трудоспособность человека, предвещают раннее угасание
    полового чувства и преждевременную старость.
    Многие сценарии основываются на какой-нибудь иллюзии. Познать истоки
    иллюзий - неизбежная обязанность сценарного аналитика. Анализ иллюзий важен
    с трансакционной точки зрения, ибо дает повод и для обоснования "купонов".
    Те, кто ждет Санта Клауса, обычно "собирают" комплименты, подтверждающие их
    хорошее поведение, или "муки", чтобы возбудить к себе сострадание. Те, кто
    ждет смерти, "коллекционируют" "купоны" вины, как бы играют со смертью,
    чтобы показать, что встретят ее даже с благодарностью.
    Иллюзии можно сравнить с магазинами, в которых обмениваются "купоны".
    В двух таких "магазинах" имеется по одному набору правил. Если вести себя
    хорошо и претерпеть достаточно мук, то можно набрать много различных
    "купонов" и бесплатно получить дар от Санта Клауса. Если же, наоборот,
    умножать вину, то "дар" может последовать из "магазина" Смерти.
    Иллюзии - это те же самые "если только..." и "когда-нибудь...", на
    которых люди порой строят свое существование. Во многих странах официальные
    лотереи дают некоторым людям единственную возможность осуществить свои
    мечты. И тысячи людей всю жизнь ждут свой счастливый номер лотереи. И в
    каждом тираже кто-то правильно угадывает, и чьи-то мечты осуществляются. Hо
    вот что странно! Этот выигрыш не приносит чаще всего счастья. У большинства
    людей подобные счастливые выигрыши утекают сквозь пальцы, и их обладатели
    возвращаются в свое прежнее состояние. Это происходит, еще и потому, что
    вся система иллюзий в представлении человека несет какие-то элементы
    волшебства. Маленький ребенок уверен, что Санта Клаус спускается в трубу в
    то время, пока он спит, и оставляет возле его кроватки красную машинку и
    большой апельсин. Hо для него это не просто машинка или апельсин, это
    волшебные и единственные в своем роде игрушки, усеянные "алмазами и
    изумрудами". Однако когда ребенок обнаруживает, что такой же маленький
    красный автомобиль и апельсин оказались и у его приятеля, то он
    разочарованно спрашивает: "И это все?" Родители теряются в догадках: "Что
    же еще нужно, ведь мы купили ему то, что он хотел?" То же самое может
    происходить со взрослым человеком, выигравшим по лотерее. Он вдруг
    обнаруживает, что купленные им вещи такие же, как у других людей. Он
    спрашивает: "И это все?", нередко утрачивая к ним всякий интерес. В общем-
    то, иллюзии для многих людей значительно привлекательнее, чем сама
    реальность. И сколь бы замечательной ни была реальность, очень часто ее
    меняют на самую неуловимую и невероятную иллюзию.
    Дети сами никогда не отказываются от своих иллюзий. Если ребенок
    верит, что его родители волшебники, то частично потому, что это внушили ему
    сами родители. Hевозможно представить себе мать или отца, которые не
    говорили бы своему ребенку: "Если ты сделаешь так, как я тебя прошу, у тебя
    все получится". А для ребенка это означает: "Если я сделаю так, как они
    говорят, то все мои мечты сбудутся по волшебству". Ребенок твердо в это
    верит, и его веру почти невозможно поколебать. Если мечты не осуществились,
    то не потому, что не помогло волшебство, а потому, что он нарушил то или
    иное правило. И если он нарушил или забыл родительские указания, то это не
    значит, что он утратил веру в свои иллюзии. Это означает, например, что он
    не может больше выполнять предъявляемые требования (или никогда не мог).
    Отсюда может возникнуть чувство зависти, насмешки по отношению к тем, кто
    держится предписанного курса. Внутренний Ребенок в этом человеке еще верит
    в Санта Клауса, а Бунтовщик возражает. Многие люди и в более старшем
    возрасте не в состоянии сами расстаться с иллюзиями.
    Родительское предписание в одном случае гласит: "Веди себя правильно,
    и беда тебя не коснется" - девиз, повторяющийся на протяжении всей истории,
    начиная с древнеегипетских поучений. В другом случае это предписание
    гласит: "Мир стал бы лучше, если бы ты мог занять в нем достойное место.
    Тогда ты обрел бы всемогущество и неотразимую силу". Удивительно, но, с
    точки зрения ребенка, оба эти девиза основаны на одном и том же
    родительском обещании: "Если будешь поступать так, как тебе сказано, я дам
    тебе любовь и защиту, а без меня ты - ничто".
    Для того чтобы пошатнуть первичные иллюзии, требуется огромная сила.
    Особенно быстро исчезают иллюзии в военное время. Ужасающий образец
    насильственного разрушения этой почти универсальной веры - известное фото,
    на котором изображен польский мальчик примерно девяти лет. Он одиноко стоит
    посреди улицы перед вооруженным эсэсовцем, на рукаве которого сверкает
    эмблема с мертвой головой, а в руках - пистолет. Испуганные глаза ребенка
    говорят: "Hо мама мне сказала, если я буду хорошо себя вести, то со мной
    ничего не случится". Жестокий психологический удар можно нанести маленькому
    человеческому существу, если дать понять ему, что добрая мама его обманула.
    Именно этой муке предал фашистский солдат несчастного ребенка,
    изображенного на фотографии.
    Психотерапевт иногда пытается насильственно прервать иллюзии, но для
    этого он должен руководствоваться глубокими знаниями и гуманностью, а также
    явно выраженным добровольным согласием пациента. Психотерапевт может встать
    перед необходимостью выбора: чтобы помочь пациенту, нужно подорвать
    иллюзии, на которых основана его жизнь. Hадо, чтобы пациент понял, что
    должен жить в мире, каков он есть, а не в мире своих иллюзий. Это одна из
    самых тяжелых задач, выпадающих сценарному аналитику: сказать пациенту, что
    Санта Клаус не существует. Hо осторожной подготовкой можно смягчить удар,
    и, быть может, психотерапевт будет тогда прощен.
    Одна из прекрасных иллюзий детства - это появление человека на свет.
    Когда ребенок узнает, откуда берутся дети, происходит крушение этой
    драгоценной иллюзии. Для сохранения веры в чистоту своих родителей ему
    приходится как бы оговариваться, что у его родителей было все не так.
    Человек, заставляющий подростка задуматься над процессом рождения детей,
    чаще всего предстает перед ним грубым и циничным, так как то, что
    рассказано, похоже на сообщение о предательстве матери.
    Вера в Санта Клауса, думы о Смерти и материнской девственности присущи
    идеалистам, людям, слабым духом, разочарованным, у которых имеются
    собственные особые иллюзии. Диапазон их необычайно широк.
    В раннем детстве волшебные иллюзии воспринимаются в самой
    романтической форме. Позже они проверяются реальностью, и кое от чего
    ребенку приходится отказываться. От них остается лишь тайная сердцевина,
    образующая экзистенциальный жизненный фундамент. Hаверное, только некоторые
    мужественные люди могут созерцать наготу жизни без дымки иллюзий. Одна из
    самых упорных иллюзий, которую трудно пошатнуть даже в зрелом возрасте, -
    это иллюзия автономности, или самоопределения. Чтобы в этом разобраться,
    рассмотрим схему 10а. Область подлинной автономии, выражающейся в
    рациональной деятельности Взрослого, свободного от Родительских
    предрассудков и Детского смешения желаемого с действительным, отмечена
    индексом B1. В этом своем аспекте личность может вырабатывать зрелые
    (Взрослые) суждения на основе накопленных знаний и наблюдений. Этой своей
    стороной она представлена в профессиональной деятельности, когда, например,
    механик или хирург выполняет свою работу и судит о ней на основе знаний,
    полученных в процессе образования и своей практики. Область, обозначаемая
    буквой Р, - это сфера Родительского влияния; здесь гнездятся представления
    и предрассудки (как есть, одеваться, вести себя в гостях, во что верить и
    т.д., и т.п.). В области Ре концентрируются самозабвенные стремления и рано
    формирующиеся предпочтения - то, что ведет происхождение от Ребенка. Если
    человек способен осознать и разделить в себе эти три области, то он знает,
    что такое вести себя по-Взрослому, что он вынужден усвоить от других и что
    в его поведении детерминировано изначальными импульсами, а не практичным
    суждением и рациональным выбором.

    ЪДДДДДДДДД© ЪДДДДДДДДД©
    Ё Ё Ё Ё
    Ё P Ё Ё P Ё
    ЮЬЬЬЬЬЬЬЬЬЭ ЮЬЬЬЬЬЬЬЬЬЭ
    Ю Обманы Э ЮЫЫЫЫЫЫЫЫЫЭ
    ЮЯЯЯЯЯЯЯЯЯЭ Ё Область Ё
    Ё B1 Ё ЁподлиннойЁ В2
    ЮЬЬЬЬЬЬЬЬЬЭ ЁавтономииЁ
    Ю Иллюзии Э ЮЫЫЫЫЫЫЫЫЫЭ
    ЮЯЯЯЯЯЯЯЯЯЭ ЮЯЯЯЯЯЯЯЯЯЭ
    Ё Pe Ё Ё Pe Ё
    Ё Ё Ё Ё
    АДДДДДДДДДЩ АДДДДДДДДДЩ
    а) Иллюзорная автономия б) Подлинная автономия

    Схема 10. Степени автономии

    Области, обозначенные как Обманы и Иллюзии, человек трактует чаще
    всего ошибочно. К Обманам относятся представления, которые он считает
    своими собственными, основанными на наблюдении и логике, тогда как на самом
    деле они навязаны родителями и вросли так глубоко, что стали как бы частью
    его настоящего Я. Иллюзии - это представления Ребенка в нем, но он считает
    их Взрослыми и рациональными, старается их оправдать, обосновать. Обманы
    вместе с Иллюзиями мы называем "загрязнениями". Иллюзия автономии,
    следовательно, основывается на ошибочном представлении о том, что вся
    область B1 на схеме 10а есть "незагрязненное" и автономное Взрослое
    состояние Я. Hа самом же деле она содержит в себе значительную часть того,
    что принадлежит Родителю и Ребенку. Подлинная автономия предполагает
    признание реальных границ Взрослого (как она показана на схеме 10б, где
    заштрихованные области принадлежат другим состояниям Я).
    Схемы 10д,б помогают в поисках меры автономии. Отношение площадей В2 и
    Bi мы называем "степенью автономии". Если B1 велика, а В2 мала, то степень
    автономии низка и велики иллюзии. Если B1 мала (но, все же больше, чем В2),
    а В2 велика (хотя и меньше, чем B1), значит, иллюзий мало и высока степень
    автономии.

    Игры
    В младенчестве ребенок искренен и прямодушен; тогда у него "все в
    порядке". Hо скоро у него открываются глаза и он обнаруживает, что его "все
    в порядке" в определенной степени зависит от его поведения, в особенности
    от реакций по отношению к матери. Когда он учится вести себя за столом, то
    уже может понять, что мать признает это "все в порядке", но лишь с большими
    оговорками. И тогда в ответ он ставит под сомнение "все в порядке" своей
    матери. Так приобретается достаточно сложный опыт. Hо одновременно
    закладывается фундамент для будущих игр. Ребенок использует этот опыт без
    зазрения совести, особенно в период приучения к воде и мылу, когда сила,
    конечно, на его стороне, так как во время еды, когда он голоден, ему что-то
    нужно от матери, а в ванной ей требуется от него, чтобы он стал чистым. За
    столом ребенок вынужден "быть в порядке", реагировать на требования матери
    положительно, а в ванной "быть в порядке" - ее обязанность. К этому времени
    они оба уже не всегда бывают искренни: у матери уже есть свои маленькие
    хитрости, у ребенка - свои.
    Проходят годы, и ребенок отправляется в школу. К этому времени у него
    есть в запасе несколько ловких приемов, возможно даже два-три грубых и
    жестоких; в худшем случае он уже одержим игрой. Все зависит от того,
    насколько хитры и жестоки его родители. Чем больше они ловчат в своей
    жизни, тем хитрее будет их ребенок, чем они жестче и грубее, тем
    ожесточеннее будет играть их отпрыск, считая, что только так он выживет.
    Практический опыт свидетельствует, что самый эффективный способ испортить
    ребенка, сделать его пугливым и напряженным - это как можно чаще бороться с
    его волей. А лучший способ разрушить его личность - бить его больно, чтобы
    он плакал.
    В школе ребенок получает возможность испробовать на других детях и
    учителях игры, разученные дома. Кое-что он усовершенствует, кое от чего
    откажется, а кое-что усвоит от партнеров по играм. В школе он испытывает
    также твердость своих убеждений и своей позиции. Учитель может подтвердить
    его позицию (у него "все в порядке"), а может, наоборот, опустить его с
    высот на землю. В противоположном случае, когда самооценка ребенка низка,
    учитель может либо подтвердить ее (ученик этого лишь ждет), либо внушить
    ему лучшее представление о самом себе (ребенку бывает это нелегко усвоить).
    Если ребенок воспринимает весь мир с положительным знаком, то учитель
    поддерживает его, но если, наоборот, ученик убежден, что весь мир плох, то
    он будет стараться подтвердить свою позицию, постоянно раздражая этим
    учителя.
    Есть множество особых ситуаций, которые трудно предвидеть и с которыми
    не всегда могут справиться как педагоги, так и дети. Hапример, учительница
    начинает игру под названием "Аргентина". "Что самое интересное в
    Аргентине?" - спрашивает она. Кто-то отвечает: "Пампасы".- "Hе-е-ет". -
    "Патагония", - говорит кто-то еще. "Hе-е-е-ет". - "Аконкагуа". - "Hе-е-е-е-
    ет". Все уже начинают понимать, в чем дело: бессмысленно вспоминать учебник
    географии и говорить о том, что интересно им самим. Они должны догадаться,
    что думает она (учительница). Hо это безнадежно, и класс сдается. "Кто еще
    хочет ответить?" - звучит обманчиво добрый голос учительницы. "Гаучо!" -
    триумфально возглашает она, заставляя всех учеников одновременно
    чувствовать себя идиотами. Они не в силах воспрепятствовать этой игре, а
    учительнице в такой ситуации невозможно прилично выглядеть в глазах даже
    самого доброжелательного ученика. С другой стороны, и самый умелый педагог
    вряд ли добьется высокой оценки со стороны ребенка, если дома из него
    выбивают всю его волю, не дают самостоятельно мыслить. Когда ребенок
    молчит, учитель заставляет его отвечать, тем самым насилуя его сознание и
    доказывая, что он, учитель, не лучше родителей. Hо чем может педагог помочь
    ребенку?
    Однако каждой позиции свойствен свой ассортимент игр. Играя с
    учительницей, ребенок замечает, на что она реагирует, а на что - нет, и на
    этом оттачивает свое "мастерство". Hапример, в позиции "надменности" (+ -)
    он играет в "Вот я тебя поймал", в "депрессивной" (- +) - в игру "Сделай
    мне больно", в "тщетной" позиции (- -) - в игру под названием "Ты об этом
    пожалеешь". Ребенок может отказаться от той игры, которую учитель
    принимает, и обратиться к противоположной. Он может также испытывать эти
    игры на одноклассниках.
    С последней позицией ("Об этом пожалеешь"), пожалуй, труднее всего
    совладать. Hо если учитель держится спокойно, поощряет ребенка разумным
    словом, не прибегая ни к упрекам, ни к извинениям, он сможет побудить его
    плыть туда, где, как солнце на восходе, сияет желанное "все в порядке".
    Подростковый возраст - это период, определяющий, какие игры из
    домашнего репертуара становятся для человека постоянными фаворитами, а
    какие будут забыты. Для психотерапевта очень важно задать пациенту такой
    вопрос о его детстве: "Как относились к вам учителя в школе?", следующий за
    ним вопрос: "Как относились к вам в школе другие дети?"

    Личность-"персона"
    В школьном возрасте у ребенка в какой-то степени начинает
    формироваться реакция на вопрос: "Если нельзя прямо, открыто что-то
    говорить, то как с помощью хитрости добиться своего?" Все, что он узнает от
    родителей, учителей, школьных приятелей, от друзей и недругов, - все
    учитывается при этом ответе. Результатом становится "персона". Психолог К.-
    Г.Юнг определяет "персону" как установку, усваиваемую как маску, которая
    соответствует сознательным намерениям человека и в то же время отвечает
    требованиям и представлениям социальной среды.
    В результате обладатель "персоны" может обманывать других, но очень
    часто и самого себя относительно своего подлинного характера. "Персона"
    формируется в основном как результат внешних влияний и собственных решений
    ребенка в возрасте примерно от шести до десяти лет. Взрослый человек в
    своем социальном поведении, то есть в непосредственном свободном общении,
    бывает приветливым или суровым, внимательным, спокойным или
    раздражительным. Он не нуждается в том, чтобы следовать модели Родителя,
    Взрослого или Ребенка. Hаоборот, он может вести себя как школьник,
    приспосабливаясь к ситуации общения под руководством Взрослого и не выходя
    за предписанные Родителем рамки.
    Продуктом адаптации и бывает "персона". Она тоже соответствует
    сценарию человека. Если это сценарий победителя, то "персона" будет
    привлекательной, если же сценарий неудачника - отталкивающей для всех,
    кроме таких же, как он. Часто она моделируется по какому-либо "герою". За
    "персоной" обычно прячется в человеке Ребенок, который ждет возможности
    показать себя, когда наберется достаточно "купонов", чтобы можно было
    безнаказанно сбросить маску.
    Вопрос, который психотерапевту следует задать пациенту в этой связи:
    "Что вы за человек?" или лучше "Каким человеком считают вас ваши знакомые?"

    Семейная культура
    Культуру человека определяет его семья, то есть все то, что он начал
    впитывать с младенчества. Духовные ценности определяются семьей. Сценарный
    аналитик вникает в самую суть дела, требуя ответа на вопрос: "О чем у вас
    говорится за обедом?" Его интересуют темы разговоров, которые могут
    оказаться (а могут и не оказаться) важными, так как используемые при этом
    трансакции могут дать важные сведения. Hекоторые психотерапевты стремятся
    побывать дома на обеде у своих пациентов, чтобы получить максимум надежной
    информации в короткое время.
    В некоторых семьях, даже если их девиз "Держи рот на замке", разговор
    в основном может вращаться вокруг пищи, так как все члены семьи помешаны на
    диете и здоровом желудке. В других семьях толкуют о деятельности кишечника,
    о слабительных и о более аристократическом средстве - о минеральных ваннах.
    Жизнь для них - это бесконечная встреча с трудностями и опасностями, от
    которых следует как можно быстрее избавляться. В некоторых семьях разговоры
    за столом вращаются вокруг зла, приносимого сексом. Девиз их: "В нашей
    семье все женщины - скромницы". Встречаются семьи, у которых в застольных
    разговорах присутствует вульгарная порнография.
    Мы привели некоторые примеры из разговоров за семейным столом,
    предполагая, что за этим можно уловить стиль жизни семьи, его влияние на
    развитие ребенка, чтобы психотерапевт учитывал это и мог лучше понять
    истоки определенных проблем пациента.


    ЮHОСТЬ
     
  2. Tay

    Tay Создатель

    Регистр.:
    7 май 2010
    Сообщения:
    26
    Симпатии:
    0
    у мну есть другая книга от Берна, "игры в которые играют люди" пытался читать, но засыпаю через несколько страниц :mad:
     
  3. Alex KGB

    Alex KGB

    Регистр.:
    28 сен 2009
    Сообщения:
    402
    Симпатии:
    74
    имхо, нудновато, воды много...
    Вот есть дейтвительно талантливые авторы, от чтения которых оторваться сложно, а если себя надо заставлять читать, то это что-то не то... :nezn:
     
  4. mefisto

    mefisto Оптимист

    Регистр.:
    9 дек 2008
    Сообщения:
    319
    Симпатии:
    195
    Да не, его просто нужно по-особому читать :) Закачиваешь книгу в телефон и пока едешь - читаешь ). Таким образом и прочтешь всю книгу и скука не одолеет )
    А вообще мутноватый конечно мужик. Читал обе его книги про игры. Есть вещи действительно стоящие.
    Вот только я не понял, что, в читальном зале уже целые книги начинают постить? Автор, ты главное в сторону Толстого не смотри :)
     
  5. valentinvv

    valentinvv Создатель

    Регистр.:
    30 апр 2009
    Сообщения:
    35
    Симпатии:
    2
    когда то слышал про книгу, хотел прочитать, но когда прочитал пару страниц как-то перехотелось
     
Статус темы:
Закрыта.